Вселенной называется всё сущее на свете. Это и Земля, на которой мы живём, это и горы и моря, покрывающие её поверхность. Это наша Луна и наше Солнце и это бесчисленные звезды, пылающие над нашей головой.
«Мир» никогда не кончится: вселенная была и будет вечна в своём движении и развитии.


Название книги: Золотая планета. Тетралогия (СИ). Сергей кусков золотая планета тетралогия


Читать Золотая планета. Тетралогия (СИ) - Кусков Сергей - Страница 1

Annotation

XXV век. Венера, космическая империя, блистательная держава, корабли которой держат в страхе весь мир. Планета, где под слоем адской атмосферы процветают многолюдные города, а в недрах располагаются шахты и перерабатывающие заводы, «кормящие» истощённую Землю. Гниющее государство с полуфеодальной монархической формой правления, где всем заведуют сто аристократических семей и где правительница – всего лишь марионетка в их руках. И задача талантливого юноши – выжить и не сломаться в борьбе с Системой. А заодно найти себя, свой путь в жизни. Ведь ему неведомо, что он – мод, генетически модифицированный человек, обладающий фантастическими способностями. Да ещё и кандидат в наследники престола – продукт отчаянного эксперимента загнанной кланами в угол королевы…

1. Пасынок судьбы

2. Игрушки для императоров: Лестница в небо

3. Игрушки для императоров: Прекрасный Новый мир

4. Телохранитель ее величества: Точка невозврата

Сергей Анатольевич Кусков

Золотая планета. Тетралогия

Пасынок судьбы

ПРОЛОГ

НЕУДАЧНИК

ЛОТЕРЕЙНЫЙ НЕУДАЧНИК

МОЁ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО

* * *

* * *

* * *

ИНФАНТА

СЛУЧАЙНАЯ ВСТРЕЧА

* * *

* * *

БЭЛЬ

* * *

ПОБЕДИТЕЛЬ ПОЛУЧАЕТ ВСЁ

РАЗБОР ПОЛЁТОВ

* * *

БОЕЦ

ДЕНЬ ИКС

* * *

ПРИСТРЕЛКА

РАССМЕШИТЬ БОГОВ

* * *

СОЦИАЛЬНОЕ НЕРАВЕНСТВО

* * *

ВОПРОС НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

* * *

* * *

* * *

КОРОЛЕВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

* * *

* * *

ТАНЦЫ С ОГНЁМ

MEJORAR

* * *

ЭПИЛОГ

Игрушки для императоров: Лестница в небо

Золотая планета – 2

Аннотация

Пролог

Сентябрь 2447, Венера, Альфа

ЧАСТЬ III. СОИСКАТЕЛЬ

Глава 1. Корпус королевских телохранителей

Сентябрь 2447, Венера, Альфа, тремя неделями ранее

* * *

Глава 2. Собеседование

* * *

* * *

* * *

Глава 3. Право сильного

* * *

* * *

* * *

* * *

Глава 4. Катарина

* * *

Глава 5. Трудовые будни

* * *

* * *

* * *

* * *

Глава 6. И драконы не всесильны

* * *

* * *

* * *

* * *

Глава 7. Полоса смерти

* * *

* * *

ЧАСТЬIV. КАНДИДАТ

Глава 8. Заговор

* * *

Глава 9. Точка зрения

* * *

* * *

Глава 10. Финальный аргумент

* * *

* * *

* * *

Глава 11. Между львом и крокодилом

Сентябрь 2447, Форталеза, префектура Сеара, ЮАИ

* * *

* * *

* * *

* * *

* * *

* * *

* * *

Глава 12. Вопросы и ответы

Сентябрь 2447, Форталеза, летняя резиденция венерианского королевского дома

* * *

* * *

Глава 13. Тактическое отступление

Сентябрь 2447, Форталеза, летняя резиденция венерианского королевского дома

* * *

* * *

* * *

* * *

Начало

Октябрь 2421 г, Венера, Санта-Роза, центр особых исследований "Омикрон-4"

Игрушки для императоров: Прекрасный Новый мир

Золотая планета – 3

Пролог

Сентябрь 2447, Форталеза. Префектура Сеара – летняя резиденция королевского дома Венеры

ЧАСТЬV. МАРИОНЕТКА

Глава 1. Чужие проблемы

* * *

* * *

* * *

* * *

* * *

Глава2.Скорбящий ангел

* * *

* * *

Глава 3. Бегство от собственной тени

* * *

* * *

* * *

* * *

* * *

Глава 4. Граница правды

* * *

* * *

* * *

* * *

Глава 4. Точка выбора

* * *

* * *

* * *

ЧАСТЬVI. ИГРУШКА

Глава 6. Инцидент

* * *

Глава 7. Cherchez la femme!

* * *

* * *

* * *

Глава 8. Законы победы

Четырьмя днями ранее

Девятнадцать лет назад

* * *

* * *

* * *

* * *

* * *

Глава 9. Ангел Хранитель

Март 2411 г., Венера, Дельта, Сьерра дель Мьедо, лагерь службы вербовки корпуса

Апрель 2411 г., Венера, Дельта, Сьерра дель Мьедо, лагерь службы вербовки корпуса

Июнь 2413г., Венера, Альфа, Золотой дворец, корпус королевских телохранителей

Ноябрь 2421 г., Венера , Санта-Роза, центр особых исследований «Омикрон-4»

Июль 2423 г. Венера, Альфа

Май 2428 г. Венера, Альфа, Золотой дворец

Сентябрь 2428 года, Венера, Альфа, Золотой дворец

* * *

Глава 10. Зомбиленд под Золотым дворцом

* * *

* * *

* * *

* * *

Эпилог

Ноябрь 2447 года, Венера, Альфа

* * *

notes

Note1

Note2

Note3

Note4

Note5

Note6

Note7

Note8

Note9

Note10

Note11

Note12

Note13

Note14

Note15

Note16

Note17

Note18

Note19

Note20

Note21

Note22

Note23

Note24

Note25

Note26

Note27

Note28

Note29

Note30

Note31

Note32

Note33

Note34

Note35

Note36

Note37

Note38

Note39

Note40

Note41

Note42

Note43

Note44

Note45

Note46

Note47

Note48

Note49

Note50

Note51

Note52

Note53

Note54

Note55

Note56

Note57

Note58

Note59

Note60

Note61

Note62

Note63

Note64

Note65

Note66

Note67

Note68

Note69

Note70

Note71

Note72

Note73

Note74

Note75

Note76

Note77

Note78

Сергей Анатольевич Кусков

Золотая планета. Тетралогия

Пасынок судьбы

La fe

La conciencia

El honor

Вера. Совесть. Честь

(Надпись на гербе Департамента безопасности)

Брату Дмитрию посвящается

ПРОЛОГ

Июль 2429 года, Венера, Альфа

«У-а!.. У-а!!!»…

Ребёнок плакал жалобно и трогательно, и плач этот напоминал кваканье крошечного лягушонка. Его вытащили в негостеприимный жестокий мир из мягкого и тёплого, защищённого от всех невзгод места, и он всячески выражал недовольство этим.

Королева, наблюдающая за операционной из-за непрозрачного стекла смотровой, умилилась. По щекам прокатились две счастливые слезинки. Ну, вот и малыш. Её малыш. И пусть не она его родила, но она готова убить, порвать на куски любого, кто посмеет утверждать обратное! Впрочем, об этой авантюре знают всего три человека, и никто из хранителей секрета не позволит себе такой вольности.

Наконец-то подошли к концу её раздумья и треволнения. И, как оказалось, это всего лишь начало нового пути, новой жизни, в которой она уже не та хозяйка, вершащая судьбы всех и вся. Теперь её удел – дёргать за ниточки, двигая куклы в том или ином направлении, при этом оставаясь в тени. Но так надо. Таковы правила.

Женщина в операционной пришла в себя. Ей показали малыша, она улыбнулась. Королева почувствовала глубокий укол ревности и, чтобы не сорваться, быстро развернулась и зашагала в то крыло больницы, которое она очень кстати проинспектировала и где ждала её свита.

online-knigi.com

Золотая планета. Тетралогия (СИ) - Сергей Кусков

  • Просмотров: 3700

    Чудовища не ошибаются (СИ)

    Эви Эрос

    Трудно жить и работать, когда твой сексуальный босс — чудовище с девизом «Я не прощаю ошибок». А уж…

  • Просмотров: 3647

    Аукцион (СИ)

    Ольга Коробкова

    Кира работает в благотворительном фонде и содержит сестру. Им приходится очень сложно. И тут…

  • Просмотров: 3065

    Покорность не для меня (СИ)

    Виктория Свободина

    Там, где я теперь вынужденно живу, ужасно плохо обстоят дела с правами женщин. Жен себе здесь…

  • Просмотров: 2940

    Научи меня любить (СИ)

    Кира Стрельникова

    Лилия - хрупкий, нежный цветок с тонким ароматом. Лиля - хрупкая, нежная девушка с мечтой в любовь…

  • Просмотров: 2688

    Игрушка олигарха (СИ)

    Альмира Рай

    Он давний друг семьи. Мужчина, чей взгляд я не могу выдержать и десяти секунд. Я кожей ощущаю…

  • Просмотров: 2446

    АН-2 (СИ)

    Мария Боталова

    Невесты для шиагов — лишь собственность без права голоса. Шиаги для невест — те, кому нельзя не…

  • Просмотров: 2391

    Строптивица для лэрда (СИ)

    Франциска Вудворт

    До чего же я люблю сказки… Злодей наказан, главные герои влюблены и женятся. Эх! В реальности же…

  • Просмотров: 2271

    Тиран моей мечты (СИ)

    Эви Эрос

    Я никогда не мечтала о начальнике-тиране. Что же я, сама себе враг? Но жизнь вносит свои коррективы…

  • Просмотров: 2137

    Всё, что было, было не зря (СИ)

    Александра Дема

    Очнуться однажды утром неожиданно глубоко и прочно беременной в незнакомом месте, обзавестись в…

  • Просмотров: 1973

    Домовая в опале, или Рецепт счастливого брака (СИ)

    Анна Ковальди

    Он может выбрать любую. Магиня-огневка, сильнейшая ведьма, да хоть демоница со стажем! Но…

  • Просмотров: 1954

    Наследница проклятого мира (СИ)

    Виктория Свободина

    Отправляясь в увлекательную экспедицию вместе со своим любимым парнем, я никак не ожидала, что она…

  • Просмотров: 1908

    И небо в подарок (СИ)

    Оксана Гринберга

    Меня ничего не держало в собственном мире, да и в новом - лишь обещание данное отцу, Королевский…

  • Просмотров: 1757

    Тьма твоих глаз (СИ)

    Альмира Рай

    Где-то далеко-далеко, скорее всего, даже не в этой Вселенной, грустил… король драконов. А где-то…

  • Просмотров: 1613

    Тайны мглы (СИ)

    Виктория Свободина

    Я родилась человеком. Только прожила совсем недолго. Мне было двадцать лет, когда в мой…

  • Просмотров: 1580

    Моя (чужая) невеста (СИ)

    Светлана Казакова

    Участь младшей дочери опального рода — до замужества жить вдали от семьи в холодном Приграничье под…

  • Просмотров: 1464

    Графиня поневоле (СИ)

    Янина Веселова

    Все мы ищем любовь, а если она ждет нас в другом мире? Но ведь игра стоит свеч, не так ли?…

  • Просмотров: 1445

    Пока не нагрянет любовь

    Ирина Ирсс

    Один нежеланный поцелуй может перевернуть весь твой мир с ног на голову, особенно если узнается,…

  • Просмотров: 1212

    Свадебный салон, или Потусторонним вход воспрещен (СИ)

    Мамлеева Наталья

    Я выхожу замуж! В другом мире. В одной простыне! И жених еще такой ехидный попался, хотя сам не в…

  • Просмотров: 1205

    Соседи через стенку (СИ)

    Елена Рейн

    Сборник романтических историй серии книг "Только моя": 1. "СОСЕДИ ЧЕРЕЗ СТЕНКУ" Наше первое…

  • Просмотров: 1150

    Он рядом (СИ)

    Фора Клевер

    Утро добрым не бывает… В моем случае оно стало просто ужасным! А всему виной он — лучший друг…

  • Просмотров: 1039

    Помощница лорда-архивариуса (СИ)

    Варвара Корсарова

    Своим могуществом Аквилийская империя обязана теургам, которые сумели заключить пакт с существами…

  • Просмотров: 1008

    Соблазн двойной, без сахара (СИ)

    Тальяна Орлова

    Брутальная романтика, или два зайца под один выстрел. Да, черт возьми, мне нужна эта работа! Один…

  • Просмотров: 956

    Ш - 2 (СИ)

    Екатерина Азарова

    Я думала, что если избавлюсь от Алекса, моя жизнь кардинально изменится. Примерно так все и…

  • Просмотров: 909

    Деревенская сага. На круги своя, или под властью желания (СИ)

    Степанида Воск

    Расул — молод, сексуален, богат. Он устал от шума большого города и жаждет новых впечатлений.…

  • Просмотров: 854

    Книга правил (ЛП)

    Блэквуд Дженифер

    Несколько правил, которые должны быть нарушены.Руководство по выживанию второго помощника Старр…

  • Просмотров: 783

    Черная кошка для генерала (СИ)

    Валентина Елисеева

    Что делать, если вас оболгали, крупно скомпрометировали, а теперь принудительно волокут к алтарю…

  • Просмотров: 774

    Мой снежный князь (СИ)

    Франциска Вудворт

    Вы никогда не задумывались, насколько наша жизнь полна неожиданностей? Вроде бы все идет своим…

  • Просмотров: 701

    Вдруг, как в сказке (СИ)

    Александра Дема

    Очнуться однажды глубоко и прочно беременной в незнакомом месте – это ли не счастье? Особенно, если…

  • itexts.net

    Читать онлайн книгу Золотая планета. Тетралогия (СИ)

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 30 (всего у книги 140 страниц)

    Назад к карточке книги

    Я покачал головой.

    – Я не думал об этом.

    – Главное не то, почему ты пришел, главное – как будешь служить в дальнейшем, что ты за человек.

    Не стану скрывать: у нас тяжело. ОЧЕНЬ тяжело. И тебе поблажек даваться не будет. Но дело в том, что корпус – школа жизни, а у любого человека в любой школе жизни меняется система ценностей. Что ты знаешь о школах жизни?

    Я недоуменно покачал головой. Такого понятия не слышал.

    – Их всего три: школа, армия и тюрьма. Школа – не только школа, а учебные заведения вообще. Про остальные расшифровывать не надо, надеюсь, понял?

    Я кивнул.

    – Корпус, как и армия, или военное училище, можно назвать одним словом – «армия». Это испытание личности, проверка на прочность, на умение ладить с людьми, принимать сложные решения. И как в любой школе жизни человек тут в первую очередь учится. Мы не армия, да, у нас есть специфика, и это оставляет свой отпечаток, но жить по-старому ты в любом случае не сможешь.

    Я поежился.

    – Я знал это, сеньора, когда шел сюда. В принципе, ради этого и пришел – изменить свою жизнь, постичь нечто новое.

    – Ну, вот и великолепно! – она улыбнулась. – Тем более, у нас здесь столько девушек, что ты забудешь свою в первый же день. Даю руку на отсечение!

    Сказано это было с легкостью и улыбой, но мне вдруг стало не по себе. В этих словах гораздо больше истины, чем мне хотелось бы. – Только об одном прошу, точнее не прошу, а приказываю – никаких разборок между ними за мальчика, то есть за тебя, здесь. Ставь дело так, чтобы ваши отношения не мешали службе, разбирайтесь за пределами этого здания. Наказывать буду строго и сразу всех, не разбираясь, кто прав, а кто виноват. Все понятно?

    Я кивнул и вновь поежился. Глаза у сеньоры, когда она говорила, блеснули холодной сталью, и я понял, что это чистая правда. В смысле, разбираться не будет, накажет. Причем крайне жестоко. А слова насчет девчонок и разборок – нормальный здоровый прагматизм, просчитать который у меня банально не хватает жизненного опыта.

    – Но это если меня примут, – на всякий случай уточнил я.

    – Разумеется! – кивнула она.

    Чай был допит, чашки отставлены в сторону. Вычислительный аппарат в голове осоловел от приблизительного подсчета того, сколько могло стоить съеденное, не считая варенья. Варенье тоже, из настоящих фруктов, свежих, не мороженных, которые нужно сначала доставить на планету, а уж потом варить (кстати, очень вкусное, просто божественное варенье!)

    – Итак, ты рассказал о себе, о мотивах, начнем собеседование? – Сеньора расслаблено развалилась в кресле. – Что ты знаешь о корпусе?

    Я коротко перечислил все, услышанное от Хуана Карлоса, а также из других источников – то есть, слухи. Сеньора слушала молча, изредка кивала.

    – И что лесбиянки мы все, значит, тоже?

    – Вы спросили – я ответил… – глубокомысленно изрек я.

    – Хорошо, продолжай.

    – Да это, вроде бы, все… – я пожал плечами.

    – И что скажешь обо всем этом?

    – Я задумался.

    – Скажу, что вы распускаете вокруг себя слишком много пикантных слухов, чтобы пресса не акцентировала внимание на ваших реальных делах. Готов поспорить, иногда вы подстраиваете некие «просчеты», «ошибки», чтобы еще больше или запугать окружающих, или наоборот, предстать в образе неких… Ну, не знаю, как выразить…

    – Поняла, – кивнула сеньора. – Да, ты прав, мы сами сеем легенды вокруг себя. А ты хочешь знать правду о корпусе? Настоящую? То, что на самом деле происходит внутри?

    Я показно усмехнулся.

    – Если это собеседование, то вы сейчас просто обязаны рассказать мне об этом. Если не всю правду, то многое.

    Она опешила от такого умозаключения.

    – А ты наглый парнишка! Но в логике тебе не откажешь. И все же вернусь к вопросу: ты хочешьзнать всё?

    – Чтобы, если вдруг не возьмете, можно было грохнуть меня за углом, как много знающего? – я вновь показно усмехнулся.

    – Отчего же? Если ты идиот, начнешь трепаться направо и налево – да, тебя грохнут. Но ты же не идиот?

    «То есть, Хуанито, как минимум этот вывод о тебе уже сделали. Поздравляю, дружище!»

    «Было бы с чем!»

    Я задумался. А впрочем, чего тут думать? Я для чего сюда шел? Вот и вперед!

    – Да, хочу! – бодро ответил я, сложил руки перед грудью и вальяжно откинулся назад. – Я хочу стать королевским телохранителем и хочу знать всё о месте возможной будущей службы.

    Сеньора Тьерри рассмеялась, я ее вновь позабавил.

    – Хорошо, слушай.

    – Итак, как ты знаешь, в основу методик нашей подготовки лежит работа с женским полом. Мы набираем девочек и готовим из них первоклассных бойцов. Как думаешь, почему именно девочек?

    Я пожал плечами и ответил словами Хуана Карлоса:

    – Их дрессировать легче. Покладистее они. Мальчики больше брыкаются, умирать за кого-то просто так не хотят.

    – Ничего подобного. – Она отрицательно покачала головой. – Скажи, а ты думал когда-нибудь, почему все узкие специалисты своих профессий – мужчины? Я имею в виду специалистов высокого уровня: повара, профессора, ученые, врачи? Даже политики! Везде одни мужчины, хотя у нас на планете такое равноправие полов, что даже дурам femenino не к чему придраться! Да, возможности одинаковы, но мужчин там все равно больше, как ни крути.

    Я отрицательно покачал головой.

    – Я не думал об этом, сеньора. Но… Есть такая версия – мужчины умнее.

    Она рассмеялась.

    – Эти тесты начали проводить лет четыреста назад и до сих пор проводят. На то, кто умнее. И каждый раз результаты под тем или иным предлогом пытаются поставить под сомнение.

    Женщины не глупее мужчин, Хуан. У них более активны иные области мозга, но в целом наш уровень одинаков, это факт. Тогда второй пример: почему в общей и младшей школе, в дошкольных заведениях, среди медсестер, продавцов розничной торговли – преобладают женщины?

    Я вновь покачал головой.

    – Не знаю.

    – Внимание, все упирается в такое простое понятие, Хуан Шимановский, как внимание!

    Она помолчала.

    – Мужчины не умнее, просто у них всего один канал внимания. Бывает и два, и больше, но это уникумы, исключения из правил. Обычные мужчины могут сконцентрироваться лишь на одной вещи, зато достичь в ее выполнении больших успехов. Гораздо больших, чем женщины!

    Но заставь их одновременно следить за детьми, жарить яичницу, и ни дайте Древние, в этот момент начнутся новости футбола! – она усмехнулась, и я понял, что она лично проверяла сей факт, на собственном опыте. – Они могут управлять боевым эсминцем, взламывать и крушить оборону врага, работать там, где нужна предельная концентрация и умение быстро принимать сложные решения, но яичница у них сгорит, дети залезут куда не следует и съедят то, чего есть никак нельзя, а фамилия нападающего забившего итоговый мяч на сто третьей минуте, пролетит мимо, потому, что вспомнятся дети и яичница.

    – Но… – я понял вдруг, что мне нечего возразить. Сеньора же продолжала:

    – Женщина же влегкую пожарит яичницу, заберет у ребенка ненужный предмет изо рта, и при этом будет в совершенстве знать, от кого ребенок у Марии: от дона Хосе или сеньора Мануэля. Но вот на палубе эсминца она в ненужный момент может вспомнить, что забыла положить в косметичку «вон ту лимонно-бордовую помаду». Понимаешь меня?

    Я кивнул.

    – Наша работа – это работа для женщины: ты не представляешь, сколько необходимо иметь каналов внимания, чтобы держать под контролем сектор обзора, в котором находятся десятки, а иногда и сотни людей. Держать, а если появляется угроза – быстро принять решение, что с ней делать, не упуская из вида остальные части сектора, где также могут находиться потенциальные убийцы охраняемого объекта.

    – Но мужчины отчего-то прекрасно справляются с этой задачей! – не мог не заметить я. – Охраняют, держат сектора, принимают решения! Большинство телохранителей – именно мужчины!

    – Да, – она согласилась. – Но мы – лучшие. Тебе скажет об этом кто угодно, любой специалист. Мы слабее мужчин, но мы лучшие, потому, что женщины.

    * * *

    – Саму идею корпуса, как ни странно, придумал мужчина. Император Антонио Второй. Он долго занимался такими проблемами, как разница между мужскими и женскими способностями, финансировал исследования. Он не был любителем, разбирался в проблеме досконально, и под конец своего правления решился, назвав детище: «Императорский корпус телохранителей».

    Сеньора вздохнула.

    – Это его идея – набирать девочек из имперских приютов. Тех, кому ничего не светит в этой жизни, для кого стать телохранителем его величества, находиться под постоянным прицелом с возможностью умереть в любой момент, подарок небес. Император давал девочкам шанс стать выше всех в этой жизни, в какой-то мере войти в элиту, быть почти равным аристократии, и за это требовал немного – безоговорочное подчинение и готовность умереть. И они были готовы умереть за своего повелителя! – повысила она голос. – И те, кого набираем мы сейчас, ничем не отличаются от тех девчонок. Они также готовы умереть по первому слову, с удовольствием идут сюда, чуть ли не бросаясь в ноги вербовщикам. У нас конкурс – шестьдесят-восемьдесят человек на место, при всей нашей дурной славе и репутации, и это не предел! А знаешь, почему?

    Я отрицательно покачал головой.

    – Потому, что помойка жизни – она всегда помойка жизни, в любые времена. И иногда жизнь – не такая великая цена за то, чтобы ее избежать.

    Сеньора Тьерри сделала паузу, давая мне «догнать» эту мысль. Ведь в какой-то мере я сюда пришел за тем же самым – чтобы не очутиться на оной помойке. Да, у меня есть выбор, моя ситуация не настолько аховая…

    …Но цель та же самая.

    – Обучали их специально отобранные и прошедшие тренировки по составленным императором и его специалистами методикам инструкторы, женщины-спецназовцы из армии, – продолжила она после паузы. – Тогда и речи не шло об уровне, подобном нашему, все только начиналось, и к сожалению для империи, все закончилось. Ты помнишь историю?

    Я пожал плечами.

    – После его смерти началась большая гражданская война за трон. Корпус потерялся в ней? Я слышал, остатки его гораздо позже возродила аж королева Аделлина…

    Сеньора кивнула.

    – Почти, но не совсем так.

    Император чувствовал, что умирает. У него оставалось пятеро детей: четверо сыновей от первой жены, каждый из которых ненавидел братьев до глубины души и мечтал сам возглавить страну после отца, и младшенькая, любимица, от второго брака. Ее звали?

    – Алисия Мануэла. Алисия Первая, – ответил я, глядя, как выжидательно сощурились глаза сеньоры.

    – Правильно. Первая некоронованная королева Венеры.

    За каждым из ее братьев стояла немалая сила, каждого поддерживали определенные круги общества, обладавшие властью и деньгами. Та война стала не войной за трон, а именно гражданской, ведь в бою столкнулись не столько братья, сколько социальные слои государства.

    Сыновья не любили императора, так уж получилось, и единственной его отдушиной на закате жизни стала дочь. Его отрада. Но понимая, что после его смерти начнется бардак, в котором она станет первой жертвой, он попытался защитить ее и назначил генерал-губернатором всех венерианских колоний, пожизненным. И протолкнул это решение через парламент, хотя ей только-только исполнилось семнадцать. Он думал, что хоть так сумеет сберечь ее, спасти от гнева братьев.

    – Но он же спас ее!

    Я знал эту историю, но на уровне общего курса. По-видимому, сеньоре полковнику были известны некие романтические подробности. – Она осталась жива и дала начало нашей династии!

    Моя собеседница скептически усмехнулась.

    – Но при этом до конца жизни так и не ступила на землю Родины. На Землю вообще. При том, что тогда колонии были не тем же самым, что представляют собой сейчас. Это были всего лишь промышленные районы вокруг космодромов, с минимумом удобств и почти полным отсутствием нормальной инфраструктуры.

    Я задумался, вспоминая, каковой могла быть планета почти полтора века назад. М-да, действительно, жестоко. Но это все же лучше смерти.

    – Братья не тронули ее не потому, что не хотели, а потому, что находились дела поважнее, а противники поопаснее, чем сестра на далекой планете. Та же сидела, как мышка, занималась своей планетой, развивала ее, привлекала деньги и инвестиции, заманивала сюда рабочих и переселенцев. Кстати, она первая поняла, что на проституции можно очень хорошо заработать, и более того, положить заработанные деньги в собственный карман, минуя имперскую казну, то есть казну братьев, которые сменяли друг друга на престоле один за другим. Так что это ей мы обязаны потоком туристов со всей Земли, который кормит нас в любые, даже очень трудные годы.

    Но я отвлеклась. В итоге все братья погибли, истребив друг друга, трое из них успели посидеть на троне, а императором в итоге стал ее кузен, Хуан Карлос Шестой, которому она прилюдно поклялась в верности, принеся присягу, после чего быстренько сбежала назад, в свою норку, не ввязываясь в придворные дрязги, пытаясь не навлечь на себя гнев кузена. И у нее получилось, тот поверил в ее лояльность!

    – А корпус? – вернулся я к истоку беседы. – Когда и куда он исчез?

    – Корпуса как такового еще не было, одно название. К моменту бегства Алисии Мануэллы выросло всего одно поколение бойцов – самые первые из сирот. Два десятка человек охраны, девочек, которым нет и двадцати, и несколько тренеров-инструкторов – вот и все, чем тогда располагали.

    Император отправил корпус вместе с дочерью, охранять ее, но взошедший на престол старший брат тут же потребовал вернуть всех назад. Донья Алисия согласилась, она не могла не согласиться, у нее не было выбора, но торговалась изрядно, и в итоге один взвод, десять девчонок, остался при ней, как завещание, наследство от отца. Второй же отправился в метрополию, охранять нового императора, вместе с инструкторами, кадетами и вспомогательным персоналом.

    Затем произошло покушение, ты должен был слышать про эту историю. Императора убили. Хранители, как и положено, приняли удар на себя первые. Работа у нас такая! – Сеньора Тьерри вздохнула. – Но это не спасло императора, он скончался от ран.

    Две наших девчонки в результате терракта погибли, трое оказались в госпитале и были затем списаны, но если бы не они, вместе с императором погибло бы очень много народа.

    Эту историю я помнил. То покушение организовали, как ни странно, не его братья, а религиозные фанатики. И с присущим им фанатизмом хотели отправить в высшие миры вместе с главой государства и все его приближение. Известная история.

    – Новый император, второй брат, посчитал, что ему ни к чему «какие-то девки», и расформировал корпус телохранителей, как таковой.

    – Испугался?

    – Да. Хранители проявили себя с лучшей стороны, сработали грамотно, а то, что нулевой объект погиб – не их вина. Просто иногда бессильны и мы. Он испугался корпуса, понял, что тот не игрушка, за ним сила, и сила эта лояльна не ему, а его сестре.

    – Понятно! – Я про себя усмехнулся. – Тогда как донья Алисия забрала его на Венеру?

    Сеньора отрицательно покачала головой.

    – Она не могла этого сделать. Решение императора – закон, а нарушение его в тех условиях было чревато. Но инструкторы, кто смог и захотел, самостоятельно добрались до Венеры, и она не могла, не имела морального права выгнать их, даже под угрозой расправы. Ее спасло лишь то, что у нового императора оказалось слишком много дел на Земле, организацию из полутора десятков бойцов, да еще девчонок, он не посчитал достаточно грозной силой.

    Алисия тоже не шла на обострение. Она не скрывала этих людей, не создавала тайных структур, орденов, заговоров, секретных баз и лагерей для тренировок. Наоборот, всячески держала хранителей на виду, демонстрируя, что ничем, кроме ее охраны они не занимаются, а тренеров и инструкторов пыталась легализовать на законных основаниях, под контролем имперских силовых служб, используя все возможные для этого приемы и уловки.

    На тот момент, подчеркну, корпуса уже не существовало, оставленный возле принцессы взвод не имел никакого статуса, как и команда инструкторов. Пользуясь этим, она зарегистрировала новую организацию, «Венерианскую школу телохранителей», как самую обычную профильную частную школу. Целый ряд инспекций, посланных братом, разобрали школу по кирпичикам, но так и не смогли ни к чему придраться. Это спасло будущий корпус, позволило выжить, затаиться, причем вполне легально.

    Я снова усмехнулся. Нет, все-таки Венера – странная планета. Необычная. Еще не став государством, правящие ею «венерианские стервы» уже одерживали победы над врагами-мужчинами. И все потомки доньи Алисии, все наши королевы, унаследовали это качество – побеждать без войн. В этом сила Веласкесов.

    – Первоначально там было два отделения, для девочек и общее. Девочек брали мало и охраняли они лишь саму принцессу, а затем ее дочь. Общее же готовило самых обычных телохранителей, с обычными инструкторами по обычным программам. И так до самого восстания.

    После же провозглашения донной Аделлиной, ее дочерью, независимости, «школа» была переформирована в «корпус», да еще «королевских» телохранителей, общее отделение в нем закрывалось. У нас появилась собственная династия, больше не было нужды прятаться и маскироваться.

    Но на тот момент основополагающие традиции уже были заложены «школой», все, что имеем сейчас – результат ее выживания и становления. Разница лишь в том, что их было не более трех десятков, нас же – более трех сотен.

    – Как видишь, своему рождению мы обязаны мужчине, и то, что он заложил в нас, позволило пережить многие беды и неприятности. Позволило остаться на плаву, не сгинуть в веках. Какие есть вопросы?

    Я задумался. Вводная часть окончена, настало время собственно собеседования. А вопросы у меня имелись, и немало.

    – Правда ли, что у вас гибнет до половины воспитанниц, если не больше?

    Сеньора усмехнулась и покачала головой.

    – Утка. Да, гибнут, бывает. Но в основном из-за неосторожности, тупости или излишнего бахвальства. То есть, гибнут дуры, которых психологическая служба не смогла отсеять и которым, в общем, среди нас не место.

    Мы стараемся как можно больше отсеять сразу, в несколько этапов, – как бы извиняясь, сказала она. – До девяноста процентов, может больше. Но некоторые психологически негодные все же проскакивают – идеальных методик не существует. Зато те, кто остается – с нами до конца, одни из нас, а мы не разбрасываемся бойцами!

    – А Полигон? – возразил я.

    – О, Полигон! – Сеньора воздела глаза к небу. – Не путай, Полигон – это испытание на прочность! Проверка, как ты училась, что можешь! Он одним фактом своего присутствия объясняет тем, кто относится к дисциплинам без должного уважения: от того, что они сейчас усвоят, будет зависеть, сдохнут они, или же будут жить дальше.

    Там гибнут, да, но это – оправданные потери, заложенные изначально в саму идею корпуса. Прошедшие его девочки учатся еще два года, но при этом уже знают, что их ждет, знают, как и к чему готовиться, и на что обращать особое внимание. Ты можешь филонить в школе или универе, но здесь лень и невнимательность – сестры слова «самоубийство». Это главная идея Полигона и от нее корпус никогда не откажется, каковы бы ни были на нем потери.

    – Понятно, но зачем тогда эта утка вообще? Что гибнет до половины воспитанниц еще до него? Какой в ней смысл?

    Сеньора подалась вперед.

    – Чтобы те, кто идет к нам из приютов, кто собирается сдавать тесты и мечтает стать хранителем, чтобы все эти девочки знали – они могут умереть!

    Пауза.

    – Это важно, Хуан Шимановский, знать, что смерть рядом, – усмехнулась она мне в лицо, глаза ее сверкнули. – Далеко не все выдерживают это осознание. Ради них, тех, кто не выдержит, и вбрасывается эта утка, и поддерживается из года в год. Чтобы выявить их на ранней стадии, пока можно просто взять и отправить их назад в приют. Им не место среди нас!

    – Ты готов умереть? В любой момент, хоть прямо сейчас? – задала она вопрос в лоб.

    Я опустил глаза в столешницу. К такому повороту и к такому вопросу готов не был.

    – Не торопись отвечать, мальчик, подумай. Я не тороплю. Это важный, САМЫЙ важный вопрос, от которого зависит, возьмем ли мы тебя. В армии, в бою, у тебя есть возможность спастись. Уйти с линии огня, отступить, пригнуться. Там идет твой спор с судьбой, и даже в безнадежной ситуации есть вероятность, что ты выживешь. У нас этой вероятности нет. Ты видишь перед собой дуло вражеской винтовки, но ты не можешь отклониться от выстрела. Потому, что сзади человек, которого ты ПОКЛЯЛСЯ защищать, ПОКЛЯЛСЯ умереть вместо него, и теперь ОБЯЗАН сделать это!

    Посиди, подумай, Хуан. И не смей врать, ни себе, ни тем более мне – я пойму ложь. Сможешь ли ты умереть, зная, что можешь спастись? Сможешь ли не уйти в сторону?

    Да, у нас неприкосновенность. Да, мы получаем поболее высокооплачиваемых менеджеров и специалистов. Да, у нас сумасшедшие льготы и личная вассальная клятва…

    …НО ВСЕ ЭТО НЕ ДАЕТСЯ ПРОСТО ТАК, Хуан. Всему своя цена.

    Я сидел, думал. Сеньора не торопила, показно занимаясь своими делами, словно забыв о моем существовании. Она задала главный вопрос, самый главный в моей жизни. И я не могу соврать, даже самому себе, но совсем не потому, что она это поймет.

    В этот момент все школьные разборки померкли, ушли на второй план. Кампос? Кто такой Кампос? Бандюк с замашками интеллигента! Отброс общества! Сейчас речь шла о куда более важном, чем он. Даже о более важном, чем девочка Бэль и отношения с нею.

    Меня возьмут, я почувствовал это по настроению сеньоры. Она определенно хочет взять меня. Но вот подойду ли я им?

    Я закрыл глаза и увидел перед собой ее величество. Она смотрела на меня с нежностью, почти материнской заботой, ведя пальцем по фиолетовой отметине на лице.

    – Все в порядке?

    Мой вялый ответ. И новое:

    – Сильно достают?

    Да, достают, и сильно. Но какое дело до этого вам, ваше высокое величество? Где вы – а где мы!

    – Держись, скоро легче станет. Обещаю! – и добрая обнадеживающая улыбка.

    Она сдержит слово, я знаю. Ее ставленница, министр образования, будет лютовать, что-то обязательно сотворит в ближайшем будущем. Судя по глазам – обязательно сотворит. Чистка в ДБ уже началась, сети гудят об этом не умолкая, прижучили уже многих высокопоставленных отморозков. И даже Кампосов к ногтю прижали. Условный срок хоть и условный, но это – на всю жизнь, и плевать на так называемое «всесилие папочки».

    Она сделает. Она может. Просто она – одна в огромном мире. А что может одна усталая женщина в стомиллионной стране, огромной космической империи, пусть даже и королева?

    – Я готов, – услышал я свой голос. – Готов умереть за ее величество. Не уйду с линии огня.

    Сеньора Тьерри с видимым облегчением вздохнула.

    – Ну, вот и славненько!

    * * *

    – Кстати, не думай, что времена изменились и с ними изменилась… Ну, скажем так, смертность в нашей работе. Ничего подобного! За последние десять лет погибло более шестидесяти человек. Шесть человек в год – это мало?

    Я задумчиво покачал головой.

    – Наверное, нет. Но это ведь средняя цифра?

    – Но получается немало, правда? И это только боевые потери!

    – А есть и небоевые? – уцепился я за фразу. Она нехотя вздохнула и сдула со лба выбившийся локон.

    – Разумеется. Тебе, наверное, известно, что у нас жуткая дисциплина? – Я кивнул. – Настолько, что в некоторых тюрьмах порядки легче. Кстати, тебя это тоже касается: никаких поблажек и скидок не получишь, несмотря ни на пол, ни на возраст, ни на имеющийся в отличие от наших малолеток жизненный багаж. Будешь наравне со всеми, бесправным кадетом, не могущим вякнуть свое мнение. Так что подумай лишний раз, нужно ли тебе это…

    Я подумал. Быть взрослым дядей наравне с двенадцатилетними девчушками, иметь те же самые права и выполнять те же приказы, отдаваемые тем же презрительным тоном? Презрительным, а как же иначе! Это своего рода армия, хоть и особое подразделение, а сержанты везде одинаковы, во всем мире.

    «Да, пацан, попал ты!»

    – тут же вякнул внутренний голос.

    «Но ведь знал, на что шел, когда шел?»

    – осадил я его.

    «Знал…»

    – нехотя признался тот.

    Я кивнул.

    – Я отдаю себе в этом отчет, сеньора. Но ведь я – не мелюзга, и моя подготовка не затянется.

    – Это почему же? – глаза выдавали, что она старается не рассмеяться.

    – У меня уже есть база. Пускай не такая, как у ваших полноправных бойцов, но думаю, мне будет легче даваться то, на чем застрянут малолетки. Мне кажется, мое обучение займет максимум два года, тогда как они тратят пять. Я не прав?

    Сеньора полковник вздохнула, достала из ящика новую сигарету, подкурила и выпустила вверх струю дыма.

    – Проблема в том, что ты при всем своем багаже никогда не догонишь их. Если бы мы взяли тебя лет в тринадцать…

    – Но вы бы не взяли меня лет в тринадцать! – наехал вдруг я, обретя непонятные силы. – Вы уже брали мальчиков лет в тринадцать и у вас ничего не получилось! А так я: мало того, что у меня сформировано мировоззрение (ну, относительно сформировано), меня не надо воспитывать и самый тяжелый период – половое созревание – позади, так я еще и сам пришел! Погибну – и на вашей совести не останется груза: знал же, куда шел? Не так, сеньора?

    Сеньора полковник на такой наезд вымученно улыбнулась.

    – Да, ты умнее, чем кажешься.

    – Это хорошо или плохо? – усмехнулся я.

    Она сделала очередную затяжку.

    – Скорее хорошо. Ты сам все понимаешь и тебе не надо объяснять очевидное.

    Пауза. Сеньора размышляла, искоса бросая на меня непонятные взгляды. Наконец, решилась:

    – Да, мы брали мальчиков. Не мы, наши предшественники, более двадцати лет назад. Но методики корпуса, как я сказала, не рассчитаны на мужскую психологию, их разрабатывали специально для девочек, и в итоге получились звереныши-убийцы шестнадцати лет отроду, для которых нет ничего невозможного и которых почти невозможно контролировать.

    Новая затяжка.

    – Их уничтожили, если ты хочешь спросить об этом, а ты хочешь. Утилизировали. Как брак, продукт неудачного эксперимента. Потом долго анализировали, сделали выводы, где допустили ошибки, но мальчишек этим не вернешь. Взять новую партию после такого провала никто не решился.

    – Почему?

    – А ты бы взял на свою совесть подобный груз: утилизацию двух десятков пацанят только за то, что у тебя что-то не получилось, что ты что-то не рассчитал? Хватит смелости нажать на курок, Хуан Шимановский?

    Я застыл с хрипом в горле. Нет, не хватит.

    – С тех пор мы разработали множество методик, но цена их проверки слишком высока, и за все эти годы так и не появилось человека, готового испытать их. – Она грустно усмехнулась. – Поэтому ты, не обижайся, для нас – находка. Подопытный кролик для опробования методик.

    Я красноречиво хмыкнул. М-да, такое – и в лицо!

    Но с другой стороны, информирован – вооружен, а итоговое решение она оставляет за мной. «Не хочешь – уходи, никто тебя не держит» – говорили ее глаза, и это мне нравилось.

    – Большая часть проблем, с которыми столкнулись тогда, в твоем варианте решена: ты сформировавшийся человек с устоявшимся мировоззрением, – продолжала она. – Оно у тебя еще изменится, но база, чему меняться, есть, а это главное. А вот что касается физических данных…

    Не обижайся, но сколько бы ты не тренировался, настоящих хранителей ты не догонишь. То самое время, в котором формируется подростковое мировоззрение, которое ты благополучно миновал, золотое для организма. Хоть упади на тренажерном комплексе, хоть каждый день падай – время упущено.

    Она вдруг смерила меня веселым взглядом, туша окурок в драконовой пепельнице.

    – Видишь, я, как работодатель, честна! Делай выводы.

    – Я сделал. – Я неуверенно кивнул. – Но пока они в пользу вашего заведения.

    Сеньора рассмеялась.

    – Но ведь это и не важно, – продолжил я. Вы будете использовать меня не как телохранителя, а как полевого агента. Человека, находящегося в толпе для подстраховки. Никто же не знает, что вы берете мальчиков? И я стану козырем на случай чего.

    – На оперативную работу набиваешься? – Сеньора отсмеялась и сосредоточилась. – Ты прав. Отчасти. Использовать тебя в первом кольце… Глупо с твоей подготовкой, даже будущей. Но ты не учел, у нас всего несколько звеньев имеют право находиться в первом кольце, остальные так до конца контракта ходят рядом. Так что, дорогой ты мой Хуанито, будешь ты делать все, что тебе скажут! Без поблажек и исключений!

    «Это что, антикампания такая, чтобы расхотелось идти к ним? Типа, напугаю мальчика, он развернется и уйдет? Топорная какая-то кампания!»

    Я никак не прореагировал на ее слова и сидел дальше с напряженным выражением лица.

    – Хорошо, я все поняла, вдруг потянула она, раскачиваясь в кресле. – Ты согласен умереть за ее величество и членов ее семьи, я знаю твои мотивы, ты юноша горячий и целеустремленный – ты нам подходишь. Осталось последнее: убеди меня, что я должна тебя взять! Приведи железный аргумент, почему я могу тебе доверять в будущем. Мы не играем в игрушки, ты это понял, а доверие в команде – главный секрет успеха. Так объясни, почему мы можем тебе доверять и почему ты не предашь корпус?

    Хороший вопросик! Я задумался. Что, ну что можно сказать на это? Это очередной тест, и от моего ответа вновь зависит многое. Стандартные аргументы, типа «я люблю ее величество, потому, что люблю ее величество, потому, что патриот» не проканают.

    Сеньора смеялась. Не в открытую, глазами. У нее вообще удивительные глаза: несмотря на внешне каменное лицо по ним можно прочесть все, что угодно. Она может передавать ими больше информации, чем обычным вербальным способом. И умело этим пользуется.

    Теперь этот вопрос. Ключевое слово «убеди».

    У меня не было аргументов, я не знал о чем говорить, не знал, что она ожидает услышать. Это было похоже на экзамен в театральное – проверка таланта импровизировать. Значит, я должен импровизировать, и неважно, что скажу: я просто должен говорить так, чтобы она поверила – я умею это делать. Вопрос в том, на какой теме тренироваться.

    Я тяжело вздохнул.

    – Не знаю, сеньора, почему вы можете мне верить в будущем. У меня нет ответа. Возможно, вы наоборот, поймете, что доверять мне нельзя и вышвырните, или даже «утилизируете». Но я знаю для чего пришел сюда.

    Нет, не для того, чтобы научиться драться – я умею драться, для простого человека очень даже неплохо. Не для того, чтобы что-то кардинально изменить в этой жизни – у меня нет такой острой необходимости. Да, мы живем небогато, но никогда не голодали, к тому же у меня грант, и я намерен закрыть его, затем отучиться в престижном университете, вернуть вложенное короне и работать хорошим специалистом, неважно в какой области. Мне не нужна ваша служба так, как вашим девочкам, и готовность умереть – это именно любовь к королеве, та самая верноподданническая, о которой не принято говорить. Можете не верить, но это так.

    Назад к карточке книги "Золотая планета. Тетралогия (СИ)"

    itexts.net

    Читать онлайн книгу Золотая планета. Тетралогия (СИ)

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 70 (всего у книги 140 страниц)

    Назад к карточке книги

    Так уж исторически сложилось, что пару столетий назад здесь, на земле Латинской Америки, схлестнулись в смертном бою две силы, два религиозных учения: молодая религия апокалипсиса, церковь Благоденствия, семимильными шагами распространяющаяся по миру, и неохристианство, мутировавший и принявший крайне радикальные агрессивные формы старый добрый католицизм, защитная реакция общества на экспансию чуждых духовных ценностей.

    Религии схлестнулись. Вначале полетели выбитые зубы, сломанные руки и ноги адептов и с той и с другой стороны, затем полилась кровь. Много крови. По меркам истории, конечно, ничего страшного, каждая страна рано или поздно проходит через подобное. Но к несчастью (или счастью, для кого как) именно тогда и именно в этой стране, благодаря этой самой схватке, сложились предпосылки для создания другой страны, ныне грозной и независимой, переплюнувшей по мощи и влиянию бывшую метрополию. Венеры.

    Обе эти религии исповедовали крайний консерватизм, сравнимый по строгости разве что с шариатом или Средними веками Европейской цивилизации. Доставалось всем; "грязь" и "грех" выметались с улиц городов палками и камнями, а где и более совершенными техническими средствами. Люди вспомнили давно забытый термин "охота на ведьм", поговаривали о возрождении инквизиции. Целое столетие страну лихорадило, подливая религиозными распрями масло в огонь и так неспокойной обстановки в обществе, провоцируя решение застарелых конфликтов силовым путем. Возможно, не будь этой конфронтации, и гражданские войны не затянулись бы здесь на такой долгий период, и не сменилось бы за сто лет на имперском троне целых три династии…

    Но нет смысла гадать, что было бы. Главное, пока на Земле шли гонения на "грехи", к коим причисляли проституцию и азартные игры, проституция и игры нашли себе новый дом, новую "крышу", переселившись на Венеру, молодую, но перспективную имперскую колонию. Генерал-губернатор колоний, ее сколько-там-раз-пра-бабка Алисия Мануэла, пытаясь заработать денег и не зависеть от воли братьев-императоров, дала клерикалам на вверенных ей землях от ворот поворот, всем, без исключения, и приютила всё, на чем можно заработать, не переходя дорогу сильным мира сего. Венера ее правления, и особенно правления ее дочери Аделлины, превратилась в настоящую Мекку, место паломничества туристов со всей необъятной многомиллиардной Земли, желающих потратить денежки на удовольствия, не совсем законные на своих Родинах, и осуждаемые всеми мировыми религиями. Это было выгодно, это не раз спасало страну…

    …Но это была бомба замедленного действия, которую Алисия Мануэла сама же под свою страну и положила.

    Да, именно проституция и казино вытащили юную Венеру из финансовой ямы после войны за Независимость. И денег на восстание, на саму войну кроме этого бизнеса королеве Аделлине было взять неоткуда. Это правда. И все же это бомба, негативные последствия которой намного превышают положительные.

    Потому, что кроме денег, на которые можно жить и строить космические корабли, есть еще такая вещь, как репутация. И эта репутация, уважение венериан землянами, была похоронена еще до возникновения Венеры, как независимого самостоятельного государства.

    В массах землян прочно укоренилось, что Золотая планета – большой публичный дом. Им плевать, что она собой представляет на самом деле, главное имидж. А с этим у королевства туго.

    Ведь что такое публичный дом? Место, где тебя обслуживают, самые низменные твои желания. Где можно купить все, что хочешь, если у тебя длинный империал. А если публичный дом – планета? То же самое. И все, кто населяет эту планету, всего лишь персонал, обслуживающий эти самые желания, какими бы низменными они ни были. Слуги, халдеи и шлюхи. А как можно относиться с уважением к шлюхам и лакеям?

    Однако, шлюхи и лакеи отчего-то ставят себя слишком высоко, гораздо выше, чем им положено. И подкрепляют притязания ракетами и импульсными деструкторами. Что с точки зрения землян неприемлемо Потому венериан и не любят. Терпят, прилетают потратить денежки, но и только. И если ТАМ, дома, земляне ведут себя тише воды – все-таки, несмотря на деньги, прижучить их могут в два счета, то здесь, на Земле, презрение – самое малое из того, чем тебя могут одарить за национальную принадлежность. Даже в толерантной Бразилии.

    И изменить такое положение вещей невозможно – почти все земные державы при помощи религий и контролируемых СМИ всячески поддерживают этот имидж Венеры, не просто демонизируя образ врага, но и оправдывая любые свои действия против вольного королевства. "Мы должны победить их, потому что сам бог/боги/высшие силы (нужное подчеркнуть), не хотят терпеть мерзость, насаждаемую мерзкими инопланетянами"! "Это не простая война, это война святая"! "Мы защищаем свои ценности, свою культуру и национальную самобытность, и пусть горят в аду подлые развратники"!

    Красивые лозунги. И чрезвычайно действенные, так как указывают не просто того, кого нужно ненавидеть, но и конкретизируют, за что именно. Где же им, земным правителям, противиться воле божественного, или не замечать защитную реакцию "национально-самобытного"?

    Здесь, в Империи, религия и традиции загнанны победившими их в столетней гражданской войне императорами в угол, и не играют такой роли, как в других регионах. Но именно здесь дела обстоят еще хуже, чем где бы то ни было. Потому, что Венера – не просто абстрактное государство в космосе; Венера – имперская колония.

    "Бывшая колония" – возразит грамотный человек. Ага, как же, держи карман шире! Это ТАМ считают, что она бывшая и целое столетие как независима. ЗДЕСЬ же думают, что это лишь временное явление, бунт, который рано или поздно сойдет на нет. Либо сам, либо с помощью непобедимого имперского флота и бравого имперского десанта. И эти непонятно с чего много возомнившие о себе инопланетяне займут, наконец, то место, которое отведено им высшими силами.

    И самое прискорбное, что так считают даже образованнейшие люди, ученые и интеллигенция. Стоит ли говорить о не самых образованных?

    Они, венериане, весь их народ – изгои. Живут в изоляции. И максимум, что Золотая планета может противопоставить всему миру, это выжить. Просто выжить, назло всем. И сейчас, глядя на загородивших дорогу бандитов, решивших "взять свое" и "проучить дерзких шлюх", кулаки Изабеллы непроизвольно сжались. Она хотела, жаждала крови, и судя по настрою девочек, эта кровь сегодня прольется.

    – Не надо! Расслабься! Все под контролем! – раздался шепот Мэри. Телохранительница накрыла ладонью ее кулачок, и Изабелла почувствовала, что напряжение спадает.

    – Я знаю.

    Она кивнула и бросила взгляд на козырек, на иконку заднего выхода. Так и есть, путь назад им перекрывали, грубо и недвусмысленно. На тротуар позади выруливал большой, но грязный и обшарпанный броневик. Хотя, какие тут к дьяволу броневики, здесь все машины одного единственного класса! Но это была большая машина, вместительная и тяжелая, сравнимая по мощи с венерианским "Мустангом".

    – Все под контролем, не дергайся, – одними кончиками губ продублировала высказывание Кровавой Мэри невозмутимая Мамочка. После чего улыбнулась и шагнула вперед, перегораживая уркам дорогу к ней. Гаденько так улыбнулась. И Изабелла успокоилась окончательно. Все будет хорошо!

    Девчонки что-то задумали, хотят устроить спектакль. Зная их, она понимала, что лучше дать им осуществить задуманное, как приз за нудную и скучную работу. Дать возможность самовыразиться. Их пути вскоре разойдутся – почему бы не побаловать девочек? А там, глядишь, слово за слово, и ее репутация среди остальных хранителей поползет вверх? "Телеграф" страшное оружие, не стоит его недооценивать.

    Она принялась наблюдать со стороны, с упоением ценителя-театрала. Она не рисковала, кроме этой пары ее охранял весь остальной взвод, рассредоточенный в двух машинах, одна из которых двигалась впереди, другая позади них, и наверняка все здесь присутствующие давно взяты девчонками Ланы на прицел. Ну разве совсем чуть-чуть рисковала, самую малость.

    – Привет, мальчики! А вы не подскажете, где здесь ближайшее метро? – принялась лепетать Мамочка, вкладывая в голос весь возможный интерес самки к самцам перед спариванием. Ну, они же "шлюхи", должны же соответствовать образу!

    Подонки заулыбались, переглянулись. Эти венерианские штучки даже не ломаются для приличия! Местные бы поломались, так принято. Неужели с инопланетянками все так просто?

    Нет, они чувствовали подвох, подсознательно, но силовой перевес (как они думали) был на их стороне, а из голоса Мамочки лилось столько недвусмысленного намека… А ресницы ее так выразительно поднимались и опускались… Что им не осталось ничего другого, кроме как расслабиться в предвкушении победы. Что, собственно, и было нужно.

    – А зачем тебе метро, крошка? – заулыбался тот, что стоял справа от "клоуна". – Оставайтесь с нами! Мы вам покажем, что такое настоящие мужчины!

    Мамочка позволила себе презрительную усмешку.

    – Вы? Мужчины?

    Правильно, раздразнить, заставить нервничать, подстегнуть адреналин – пусть не расслабляются. Лица урок надо было видеть – вмиг посеревшие, злые… Но Мамочка на то и хранитель, чтобы дирижировать человеческими чувствами:

    – Вы мачо! Молодые зеленые мачо! – продолжила она. – И до мужчин вам, как до Сатурна!

    Бандиты заметно расслабились. Стоящий от типа с ножичком слева, видать, "старший по политической подготовке", сделал шаг вперед, беря переговоры на себя:

    – А ты что-то имеешь против мачо? Это так важно в горизонтальном положении? – его улыбка расползлась до ушей.

    – Я?.. – Мамочка картинно задумалась, не забывая при этом невербально просто вопить о желании спариться. Если бы Изабелла не проходила все эти уловки кратким курсом, ни за что бы не смогла оценить ее талант. – Я не против. Но мне не нравится некоторый… Чересчур практичный подход… – Она многозначительно кивнула за плечо, в сторону машины, из которой вылезли еще два гопника и открыто скалились на их короткие юбки и ровные стройные ножки. Разве только слюни не текли.

    Урка глядел на нее с интересом, оценивал. Мамочка в ответ смотрела ему в глаза, честно и открыто. Она ведь действительно не собиралась сопротивляться и убегать, и эта ее честность должна была стать непреложной истиной для бандита.

    – Прошу прощения, сеньорита… – Он махнул рукой, показывая некие жесты, в которых Изабелла опознала приказ отъехать назад. Стоящие сзади нехотя, с тихими нецензурными комментариями под нос, его послушались. Кажется, это и есть вожак. – …Мы приняли вас за других.

    Бандит новые правила игры принял. Изабелле стало интересно, потянут их бандиты, или нет? Грешила она на последнее.

    Конечно, то, что машина отъехала, было лишь знаком добрых намерений. Кольцо вокруг них не размыкалось, просто сам транспорт встал чуть-чуть дальше. Она насчитала еще троих урок, держащихся в нескольких десятков метрах позади них, плюс к вылезшим из машины и вновь вставшим сзади тем двум. Итого, девять человек. Да, превосходство налицо! Как и намерения.

    – Итак, на чем мы остановились? Что-то о мачо и мужчинах? – улыбнулся главарь.

    Мамочка кивнула, выразительно хлопнув ресницами.

    – Вы хотели рассказать нам, какие вы горячие и вообще классные парни… – Она подалась вперед и провела двумя пальцами главарю по груди, спускаясь ниже и ниже. – Мы вас слушаем…

    И главарь не выдержал – ладонь его потянулась к ее груди, и не встречая никакого сопротивления, по-хозяйски ощупала вначале одну, затем вторую. Стоящие сзади "коллеги" разинули рты от удивления и зависти.

    – А ты ничего девочка! – ухмыльнулся он, обнажая зубы. – Что, прямо здесь показать? Посреди улицы?

    – Прямо здесь, – спокойно согласилась Мамочка. – Если не имеешь ничего против, конечно.

    Судя по тому, что улица вокруг, видя происходящее действо, на глазах пустела, он бы не отказался и здесь. Но Мамочка, ломая кайф, тут же добавила:

    – Но только вначале убеди, что с тобой будет интересно это делать. Что ты ДОСТОИН делать это со мною. И я как женщина, не смогу отказать тебе. Хоть здесь, посреди улицы, хоть в любом другом месте, где скажешь. – Она красивым повелительным жестом убрала его руку назад.

    Пауза.

    Главарь, как оплеванный, стоял и молчал, пытаясь понять происходящее. Так неестественно, непривычно и нагло, да еще в окружении стольких дружков, его еще не ставили на место.

    – Знаешь что, детка… – Ничего не придумав, он попытался просто схватить ее и объяснить серьезность ее положения…

    …Но молниеносное движение, и вот уже он сам стоит в три погибели с вывернутой под большим углом назад рукой.

    – Знаю.

    Немая сцена. У парней вокруг от неожиданности отвисли челюсти. Восхищенно отвисли – Изабелла оценивала главаря, как достойного противника, и они наверняка знали его возможности.

    – Мальчик, – все еще тихим голосом, но теперь состоящим из одного железа, повторила Мамочка, – еще раз: убеди  меня, что с тобой стоит это делать. Или с кем либо из вас. И я трахнусь с вами, хоть со всеми сразу, прямо здесь. Хоть мужчины вы, хоть мачо – без разницы.

    – Ах ты сука венерианская… – зло зашипел главарь, и Мамочка… Отпустила его, отступив на шаг назад.

    Главарь также подался назад, опасливо потирая запястье и оглядывая "братву" – читал по лицам репутационные потери. Пока выходило, что таковые невелики, но ситуацию спасать надо было срочно.

    В этот момент подтянулись все оставшиеся бандиты, все девять человек, и взяли их в полное кольцо. Мэри скользнула за спину, готовясь принять на себя первый удар и вообще держать ситуацию позади нее под контролем, но Изабелла знала, что у нее не получится. Не с таким численным перевесом. Однако голоса Ланы в берушах она до сих пор не услышала.

    Надо ли говорить, что благодушия на лицах подонков после выходки Мамочки не осталось и следа? Поняли, что легкой победы не получится. Но с другой стороны, они были уверены, что так или иначе последняя останется за ними, ведь их больше и они сильнее. В этот момент в подошедших подонках Изабелла не видела ничего человеческого – лишь звериный оскал и звериные инстинкты охотников, готовых прямо сейчас наброситься и растерзать.

    – Мы – обычные девчонки, – словно не замечая общего настроя продолжала Мамочка. – Если уломаете нас – флаг в руки. Если нет – я думаю, нам лучше разойтись мирно. Нам всем. Идите своей дорогой, мы пойдем своей.

    М-да, в их положении звучало это минимум комично, и ожидаемо, вызвало смех всей окружающей компании.

    Единственный, кто не смеялся – это главарь. Что-то почувствовал, зараза, понял, что связываться не стоит. Но к своему сожалению, он возглавлял стаю, и не мог включить заднюю передачу, вопреки ее желанию. Стая хотела крови, хотела жертвы, и если он не даст ей желаемого, превратится в бывшего вожака. А для мира мелкого криминала это похуже смерти.

    – Гляньте, а у них чувство юмора есть! Пожалеем девочек, не будем делать им больно? Ну, слишком больно?.. – ухмыльнулся он, но Изабелла видела, что тот явно храбрился.

    Вновь взрыв хохота.

    – Мальчик, как тебя зовут? – безо всякой магии в голосе спросила Мамочка, прищурившись.

    – Энрике, – оскалился тот. – Энрике Солано. – И гордо задрал голову.

    На лицах стаи промелькнуло перманентное удивление, что "эти чужачки" не трепещут от звука такого грозного имени. Видать, в авторитете парень. Или кто-то из его родственников.

    – Энрике, предлагаю тебе выбор. Или ты предпринимаешь вторую попытку очаровать меня, только без этой стаи обезьян – кивок вокруг, – или расходимся мирно, каждый куда шел. В противном случае здесь будет много трупов. Включая твой собственный.

    И вновь банда вокруг заржала. М-да, венерианки все с приветом. Но сам Энрике по-прежнему не смеялся. Он видел перед собой людей с моделью поведения, коренным образом отличающейся от долженствующего. Так говорят с позиции силы, имея как минимум взвод штурмовиков за спиной, и бригаду снайперов. Это были инопланетянки, чужачки, и пусть район бедный и знатные люди сюда не заглядывают, он боялся связываться с ними, боялся совершить ошибку.

    – Да чего ты сопли распустил!..хать надо, этих венерианских сучек! – воскликнул тот, что с ножичком, и этим решил судьбу компании. Вожак принял решение.

    – Заткнись, шлюха! – рявкнул он и сделал шаг вперед. Бросок… и под одобрительное улюлюкание дружков схватил эту суку за волосы, после чего сам ей выкрутил руку. А затем вторую.

    Ничего не произошло. Того, чего боялся. Все остались целы, лишь эта шлюшка затрепыхалась в его медвежьем захвате. Попыталась дернуться, но проще сдвинуть космический корабль с места старта, чем вырваться из его объятий. Это придало ему новых сил: мальчишка! Сопливый мальчишка!

    – Братва, глянь какие у нашей курочки цацочки! Наверное, пол-Венеры по таким вздыхает!.. – Он притянул девку к себе и принялся лапать ее сиськи, демонстрируя сие действо вновь заулюлюкавшим дружкам, реабилитируя этим себя за проявленную ранее слабость. – А тут что у нас? – и его рука принялась путешествовать далее, тогда как вторая пресекала малейшие попытки девки к сопротивлению…

    …Изабелла почувствовала движение, и Мэри оказалась скручена сильными руками сразу двух подонков. Один завел ее руки за спину, второй, нагло ржа, задрал юбку.

    – Не дергайся, шалава! – рявкнул он и саданул ее по лицу после того, как та вывернулась и заехала ему вскользь коленом по подбородку.

    – Вы, уроды! Вы об этом пожалеете! – принялась орать Мэри. – У нас дипломатические паспорта! У меня дядя работает в консульстве, он всех вас порвет! На кусочки! Найдет и порвет!..

    Но Изабелла видела, что это фальшь. Игра на публику и для публики, принявшей эту игру, сделавшей Мэри центром всеобщего внимания – члены банды, не участвовавшие в скручивании ее и Мамочки, сгрудились вокруг ее молодой телохранительницы. Сама же Мэри не была напугана ни на полграмма и старательно изображала из себя актриссу. – Вы заплатите за это! За всё заплатите! Я обещаю!..

    – А это у нас что тут?

    Да, саму Изабеллу так же скрутили, но не сильно, да и лишнего пока не позволяли – Мэри завладела вниманием и ее мучителя в том числе. Который, обдавая пивным перегаром из-за плеча, принялся неторопливо ее лапать.

    Ей стоило большого труда доиграть роль жертвы до конца и не вывернуться из захвата, уработав этого подонка. Но она терпела. Девчонки знали, что делали, а Лана по-прежнему молчала. Но тут противная ручища больно сдавила ее правую грудь. Она почти сорвалась, плюнув на все…

    …И в этот момент раздался железный возглас Мамочки, почти крик:

    – Энрике, последний раз говорю! Отпустите нас и идите с миром!

    Ответом ей вновь стал смех. Толпа переключилась с Мэри на нее, бросая едкие комментарии нецензурного содержания. В этот момент в ушах, не слышимый никем из гопоты, раздался вкрадчивый голос Ланы:

    – Три секунды! Две!.. Одна!..

    По счету "Начали" Мамочка бросила: "Сами напросились!", выкрутилась из захвата и на завершении разворота всадила правую "бабочку" [1] правой руки в шею стоящему рядом урке. После чего, не останавливаясь, прыгнула на Энрике, и нанеся два точечных удара в лицо, сама схватила его за волосы, наклонив вперед.

    – Я предлагала разойтись? Ты не захотел.

    Левая "бабочка" той же руки с силой вошла в горло вожака, после чего хранительница дернула руку вправо, оставляя грубокую борозду на горле, перерезая ею все, что там можно было перерезать.

    Кровь брызнула фонтаном, обагряя бетонопластик земли. Урки, не ожидавшие такого поворота, опешили, подались назад, и в этот момент начала действовать Мэри, мгновенно вырубив двух держащих ее бандитов. После чего, оправдывая свое прозвище, не торопясь, со смаком, перерезала горла им. Одному и второму. Все это заняло не более четырех секунд.

    – Потанцуем, мальчики?

    И все-таки Изабелла ошиблась, перед ними оказались не какие-то хулиганы, рядовые "стражи трущоб". Это были бойцы криминального мира, имеющие кое-какой опыт. Иначе объяснить скорость, с которой в руке у "клоуна" вместо ножичка появился пистолет, она не могла.

    – Стоять, шмары!..

    Пииим.

    На взгляд Изабеллы, он умер слишком быстро. Игла на выходе из ручного игломета обладает низкой скоростью, но зато гигантской энергией. И эта энергия тратится на то, чтобы вскипятить мозг под черепной коробкой, в которую попадает. Смерть жестокая, но совсем не мучительная.

    Пиим. Пииим

    Держащий ее тело захват ослаб, и через секунду лапавший ее бандит кулем с дерьмом рухнул под ноги – ей даже пришлось испугано взвизгнуть и отскочить в сторону. Не привыкла она к трупам! Следом упал еще один из нападавших, пытавшийся вытащить из наплечной кобуры свой пистолет. Слишком долго пытался.

    Двое оставшихся, никак, к своему счастью, не успевших среагировать, еще целую секунду стояли, переводя взгляд с игольника Мамочки на Мэри, так же доставшую свой игольник, после чего развернулись и трусливо показали свои пятки. Естественно, девчонки могли их уложить двадцать раз. Но не стали этого делать – кто-то ведь должен остаться и рассказать все остальным?

    Изабелла огляделась. Прямо посреди теперь уже безлюдной улицы лежали трупы. Три из них были в приглядном состоянии – игла почти не оставляет следов проникновения на теле, но от вида остальных у нее закружилась голова, а желудок посчитал, что то, что они перехватили в киоске на выходе из метро полчаса назад, ему не особо нужно…

    – Все в порядке? – спросила Мамочка, осторожно подойдя сзади. Она была перепачкана чужой кровью, особенно рукава. Своя, с места разрезов от деактевированных ныне "бабочек", была настолько ничтожной каплей, что о ней не стоит упоминать. От взгляда на телохранительницу Изабеллу сотряс новый спазм, но рвать было уже нечем.

    – Да. Хорошо, что мы утром не позавтракали… – Она отлипла от машины, на которую облокотилась в приступе рвоты и попыталась взять себя в руки. Ее же учили! Учили не бояться крови! Она Веласкес! Принцесса! Должна воспринимать спокойно такие вещи!

    – Это точно… – ухмыльнулась Мамочка. – Не переживай, он бы ничего тебе не сделал. – Она пнула ногой тело бандита, державшего и лапавшего ее какую-то минуту назад.

    – Брррр! – Изабелла тряхнула головой, отгоняя гуманистские бредни, настырно лезущие в голову вопреки всему.

    – Он все время был у Ланы на прицеле. Она не дала бы ему ничего сделать.

    – Может не надо было так жестоко? А, девочки?

    Мэри, шмонавшая трупы на предмет документов, поднялась и отрицательно покачала головой.

    – Надо. Кстати, насчет завтрака неплохая идея! Что-то я проголадалась! Нервы, нервы… – Она беззаботно пожала плечами.

    Глава 3. Первый раунд

    Итак, я – Веласкес, кажется остановился я на этой мысли. Что меня на нее натолкнуло? Теперь трудно сказать, это был будто толчок изнутри. Как Архимед со своим «Эврика»: вот откуда ему пришла та мысль? Озарило, блин! Гарсия, Гарсия… Да, эта женщина дала толчок, но так и Архимеду же пришло не на ровном месте?

    Что-то я не о том думаю – древнего ученого зачем-то вспомнил… В общем, мне нужно обдумать мысль насчет принадлежности к семье Веласкес и понять, имеет ли она право на существование. Вот этим и займусь.

    Я – мод. Это факт. Предположим, я внук Филиппа Веласкеса, мой отец – его сын. Мог быть мой отец модом? Правильно, только если ею была его мать, соответственно, любовница адмирала. Какова вероятность этого? Фиг знает.

    Возможно, что она была из высшего общества? Да. Но с модифицированными генами могла быть и простолюдинка, не обязательно аристократка. Просто вероятность измененных генов в этом случае на порядок-два ниже, но мы говорим о женщине, которая нравилась самому адмиралу Веласкесу, а ему нравились нестандартные сеньоры. Итог – в версии больше вопросов, чем ответов. Никаких выводов, даже предварительных.

    Подойдем с другой стороны. Предположим, Мишель узнала, что я Веласкес. Какой ей резон тащить меня к себе? Ее величество не страдает сентиментальностью, ей плевать на непризнанных родственничков. Я могу ошибаться, но в противном случае о таковых бы знала вся планета. В СМИ же и в гламурных изданиях не фигурирует ни один побочный Веласкес, и не фигурировал никогда, будто таковых не существует.

    Еще один аспект этой же стороны: даже если отбросить личную антипатию ее величества к братьям и сестрам, рожденных по сути от соперниц ее матери, в этих людях течет кровь Веласкес, кровь династии. Их дети КОНКУРЕНТЫ детей ее величества в праве наследования трона. Да, это родство настолько дальнее и смешное, что его не стоит даже рассматривать… Было бы, не живи мы в такой стране, как наша, которой заправляет кучка потомственных сверхбогатых буржуев. Устроить переворот, выкосить всех официальных наследников и посадить на трон кого-то дальнего и бокового – чем не успешная смена власти? И монарх на троне, и династия та же. В политике ведь главное соблюсти приличия…

    Нет, по логике, королева должна держать всех родственничков "с улицы" как можно дальше от двора. И до сего дня успешно эту задачу выполняла… Обнаружь Мишель, что я один из них…

    …Да, это облом. Как ни подойди к проблеме, с любой стороны, выходит, что принадлежность к королевской семье – минус, фактор отталкивающий. И какой резон главе корпуса ее личных телохранителей тянуть одного из них под свое крылышко, как она потянула меня? Хочет устроить переворот? При живых наследниках первой, второй и даже третьей очереди? Смешно! Есть дети королевы, есть ее сестры, есть их двоюродные и троюродные ОФИЦИАЛЬНЫЕ братья и сестры. Многие из последних женаты или вышли замуж за представителей сильных кланов. Захоти кто-то сделать подобное, против тут же поднимется столько народу… Нет, это однозначно бред.

    Тогда что? Как мне расценивать взгляд сеньоры Гарсия? Я же почувствовал, было в нем что-то! Однозначно было!

    Итак, по кругу, еще раз. Что мы имеем? Только факты, без домыслов и версий.

    1) Я – мод. Факт.

    2) Мне с момента рождения посылаются деньги, небольшая сумма, достаточная лишь для проживания в не самом бедном районе. Тоже факт.

    3) Иногда к матери приезжают курьеры, привозя еще денег, сверх меры, заложенной в банковский робот. Каждый раз на моей памяти это происходило в преддверии глобальных перемен в нашей жизни, которые не могли произойти без дополнительного финансирования, поэтому этот вывод примем за истину.

    4) Меня отмазали (или отмазали БЫ, не явись в школу королева) от департамента безопасности, когда я имел с ним проблемы. По словам матери, эти люди могли ПРИКАЗАТЬ взявшим в оборот чинам оставить меня в покое, а к словам матери стоит отнестись серьезно – не так часто она оброняет что-то важное.

    То есть, мой "родственничек" – это кто-то крутой и богатый. Этот человек имеет сильно модифицированные гены и выходит на связь с мамой, когда ей очень надо. Да уж, не густо с выводами – никаких зацепок относительно решаемой проблемы. Но с другой стороны есть и обратная зависимость: доказать, что я не Веласкес, я тоже не могу. Пат. Да, я аристократ по крови, теперь уверен в этом больше чем на девяносто процентов, но остальное…

    Я терял уверенность в остальном все больше и больше. Логика, эта железная сеньора, говорила, что таковое не может быть, что все факты против. Но упрямая интуиция не сдавалась, твердила, что в моих умозаключениях где-то ошибка. Не ошибка даже, недоработка, отсутствие важной переменной, без которой это уравнение не решить. И если я хочу найти истину, должен довериться своей интуиции и искать переменную. Постепенно, не торопясь, не действуя нахрапом и не несясь впереди паровоза.

    А лучшее место для моих поисков – здесь, в корпусе телохранителей. Тут полным полно народу, имеющего допуск к тайнам королевской семьи, включая самые сокровенные. На то они и хранители, что хранят не только и не столько тела охраняемых субъектов.

    Я довольно хмыкнул: чувство юмора у высших сил даже больше, чем я мог предположить. Гораздо больше. И пока эти силы мне благоволят.

    Конечно, этих людей сначала нужно найти. Затем втереться к ним в доверие, сделать так, чтоб они ЗАХОТЕЛИ рассказать мне эту информацию. Хотя бы на уровне слухов. Но я ведь никуда не спешу? А пока…

    …А пока мысль перешла на текучку. А именно, на анализ моего поведения и восприятия корпуса. Да, тот оказался совершенно не тем, чем я представлял его, когда решил пробовать сюда податься, это ожидаемо, но вот моя реакция на населяющих его субъектов там, в столовой…В чем проблема?

    Почему я так бурно реагировал на взгляды и интерес девчонок? Хотя знал, что так и будет, и даже вроде как настроился? Я совсем даже не девственник и не ботан, шарахающийся от слабого пола; за пределами этого здания с девчонками у меня все нормально, и всегда так было… Что произошло?

    Я не знал ответа. Это серьезный просчет, и пока я не решу проблему, хода сюда мне нет. Вопрос, как ее решить?

    Ответ напрашивался. Мне надо найти им, всем им, определенную нишу в своем сознании. Они не обычные девчонки, вот и надо настроить себя на это. Лучше всего определить их как "третий пол": есть мужчины, есть женщины, классические, а есть они – вроде как женщины, но с совершенно иной психологией и психотипом поведения, никак не стыкующимся с понятием "женщина". Я вспомнил оговорку Кассандры – да они же и сами себя ими не считают! Femeninos, блин! Воспитывают их так, на стадии "зелени"!

    Кажется, кое-что начало прорисовываться. По крайней мере, я определил для себя их место, и от этого надо плясать. Но чтобы решить проблему окончательно, мне нужны тренировки, без них так и буду краснеть, как сопливый юнец.

    Вторая насущная проблема – авторитет. К словам Кассандры надо отнестись крайне серьезно, она не предупреждала бы, если б это не было важно. Полигон мне не светит, но кто сказал, что авторитет можно заработать только там? Есть разные виды авторитета, на данный момент мне достаточно простого отсутствия желания дать в глаз. А это реально.

    Они более развиты физически, делают вещи, которые мне могут оказаться вообще недоступными, из-за потерянного возраста и физиологии, а значит мое поле – интеллектуальное. Нужно ЗАСТАВИТЬ себя уважать: я не слабый, я просто другой. То есть, начиная с этой минуты с моей стороны не должно быть ни одной непродуманной мысли, ни одного необдуманного слова вслух. Это война; она началась с момента, как я пересек финишную черту, и сам факт того, КАК я ее пересек, уже дал мне кое-какую фору в авторитете. Что ж, дело за малым!

    Я улыбнулся и поднялся, сгробастав надоевшие уже костыли. Спать не хотелось, сидеть в одиночку в чужой (пока еще) каюте – тоже. Значит, воспользуюсь приглашением и поброжу, заодно опробую всё, что только что вынес из размышлений.

    Ключ перекочевал мне в ладонь; я доковылял до гермозатвора, который по его сигналу послушно раскрылся, выпуская меня в пока еще новый и незнакомый, но уже условно враждебный мир.

    Назад к карточке книги "Золотая планета. Тетралогия (СИ)"

    itexts.net

    Книга "Золотая планета. Тетралогия (СИ)" автора Кусков Сергей Анатольевич

     
     

    Золотая планета. Тетралогия (СИ)

    Автор: Кусков Сергей Анатольевич Жанр: Боевая фантастика, Фэнтези Язык: русский Год: 2014 Страниц: 570 Издатель: Самиздат Статус: Закончена Добавил: Admin 21 Апр 14 Проверил: Admin 21 Апр 14 Формат:  FB2 (2198 Kb)  EPUB (2557 Kb)  MOBI (11357 Kb)  

    Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

    Аннотация

    XXV век. Венера, космическая империя, блистательная держава, корабли которой держат в страхе весь мир. Планета, где под слоем адской атмосферы процветают многолюдные города, а в недрах располагаются шахты и перерабатывающие заводы, «кормящие» истощённую Землю. Гниющее государство с полуфеодальной монархической формой правления, где всем заведуют сто аристократических семей и где правительница – всего лишь марионетка в их руках. И задача талантливого юноши – выжить и не сломаться в борьбе с Системой. А заодно найти себя, свой путь в жизни. Ведь ему неведомо, что он – мод, генетически модифицированный человек, обладающий фантастическими способностями. Да ещё и кандидат в наследники престола – продукт отчаянного эксперимента загнанной кланами в угол королевы…

    Объявления

    Где купить?

    Нравится книга? Поделись с друзьями!

    Другие книги автора Кусков Сергей Анатольевич

    Похожие книги

    Комментарии к книге "Золотая планета. Тетралогия (СИ)"

    Комментарий не найдено
    Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
     

    www.rulit.me

    Читать онлайн книгу Золотая планета. Тетралогия (СИ)

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 68 (всего у книги 140 страниц)

    Назад к карточке книги

    – Даже если он и есть «темный принц», – согласился отец, погружаясь в свои мысли, и Себастьян понял, что совещание окончено. Для него.

    * * *

    – Не спишь?

    – Разве тут уснешь?

    Лея полулежала в кресле, развалившись и вытянув ноги на специальный стул, которым пользовалась именно в такие моменты. Перед ней, во всю стену кабинета, вихрилось изображение человека в доспехах департамента, быстро двигающегося и стреляющего в упор по пытающимся атаковать его дроидам. Настолько в упор, что даже сейчас Лею иногда передергивало от осознания грозившей мальчишке в тот или иной момент опасности.

    – Сколько дроидов восстановлению не подлежит? – задал Сергей глупейший вопрос. Будто спросить больше нечего!

    Лея лишь устало пожала плечами.

    – Больше тридцати. Но это того стоило, не находишь?

    Он находил. К сожалению.

    – Ты звук включи, чего без звука-то слушаешь?

    – Не могу. Надоело. На меня эта музыка плохо влияет – жесткая слишком.

    Он кивнул. Действительно, ее величество гоняет эту запись уже третий день, перегоняла ее и с музыкой, и без. Знала, наверное, каждое движение парня в доспехах. А песни вообще можно было выучить наизусть, несмотря на жуткий староанглийский выговор. Но вот так, без звука, картинка давала больше информации, чем с ним, акцентировала внимание на поступках и действиях, а не на ненужном мусоре.

    Лея все-таки включила звук, правда тихо. Сергей скривился.

    – Тебе тоже нравится? – усмехнулась она. – Они назвали это «активацией». Он регулирует свои способности музыкой, как мы регулируем уровень громкости, например. Нажал иконку – громче, нажал – тише. Включил музыку – стал меньше чувствовать, впал в ярость; убавил – и снова нормальный человек. Норма говорит, это достижение, величайшее открытие. Если он разовьет это в себе, да она поможет с тренировками, его не придется утилизировать, как ее сестру. Она берется ему помочь.

    Сергей кивнул, но внутренне его перекосило.

    – Норма же не знает, что ты в любом случае не собираешься его утилизировать. И кстати, Лей, его берсеркизм – это единственная на сегодняшний день проявившаяся способность. Не считая повышенной выносливости и другой мелочи.

    Лея молчала, на ее лице не дрогнул ни один мускул.

    – Тебе не кажется, что дон Мигель ошибся? Его магия не работает, сам приход мальчишки в объятия Мишель тому подтверждение?

    – Дай время, магия заработает, – ответила ее величество с уверенностью мчащегося сквозь бездну космоса многотысячетонного астероида.

    Сергей повысил голос:

    – Ему уже восемнадцать, Лей!

    – Что ты от меня хочешь? – она скривила губы в усмешке. – Чтобы я его вышвырнула? Огорчу, я не могу сделать даже этого, если захочу. Офицеры вцепились в него мертвой хваткой и не выпустят. Он прошел испытание, Сережа, мое согласие на его обучение лишь дань традиции. В любом случае, чего бы я сама себе сейчас не напридумывала бы.

    – Я не контролирую ситуацию, понимаешь?! – повысила она голос и отпихнула брякнувшийся стул ногой. – Я! Хозяйка эксперимента! Его мать и творец! Я больше ни на что не могу повлиять! Я проморгала его, прозевала! В момент, когда ему больше всего нужна была моя помощь, меня не только не было рядом, я… – Она в сердцах махнула рукой и снова откинулась, прикрывая глаза.

    – Я была там. Видела его. Что стоило задержаться и помочь, или оставить вместо себя Елену? Чтоб разобралась в его проблемах? Отчего-то же он пришел, значит того, что мы сделали после фонтана, было недостаточно?

    – Недостаточно, Сережа! – вновь воскликнула она. – Да, я не могла помочь ему раньше не привлекая внимания кланов… Но именно в тот момент я МОГЛА сделать это! А теперь все лавры достались этой сучке Тьерри…

    Лея грубо, на грани цензуры высказалась по поводу давней подруги. Сергей знал, она до сих пор не могла определиться, благодарить ее или наказывать за устроенное шоу, и это ее всячески угнетало.

    Алиса перехватила ее величество первая, у трапа посадочного модуля, и преподнесла ситуацию со своей колокольни, выставив всех своих персонажей в нужном ей свете. И теперь у него связаны руки что либо объяснить или сделать. Но внутри Лея, конечно, понимала, что к чему, и ее бесило такое своеволие и перечеркивание всех лелеянных ею планов. И то, что на текущий момент этих планов у нее уже(еще?) не было, никого из этой компании не оправдывало. Но политес дело тонкое, официально прицепиться к ним ей было как бы не за что. Бенито, действительно, мог заказать Хуанито в любой момент, он сам мог грохнуть его в любой момент, если бы не побоялся отдать нужный приказ ранее, а к воротам корпуса, чтобы попроситься, мальчишка, действительно, пришел сам.

    – Я не справилась, понимаешь?! Не защитила! Теперь она будет на коне, как его спасительница и защитница, а я…

    – А ты – королева, – перебил он. – И будешь ею в любом случае, к кому бы в жилетку плакаться он ни побежал. Так будь же ею! Королевой, а не тряпкой, которую обводят на каждом остром моменте! – зло бросил он. – Задави их, пусть знают, кто в доме хозяин!

    Подействовало.

    Вздох.

    – Наверное ты прав. Только не представляешь, как я устала…

    Он присел рядом, она упала в его объятия.

    Да, она устала. Государственные дела, лавирование между кланов, поддержание огромной военной машины, а теперь еще замаячившая на горизонте война. Без возможности послать все к черту и уехать поплескаться на море на недельку.

    Сергей обнял ее, все-таки их связывало слишком многое, чтобы помнить о старых дрязгах в такие моменты. Да и дрязги эти с годами как-то… Потускнели. Впервые за двадцать лет он чувствовал то, что давно забыл – единение. У них разные цели, разные задачи, но сегодня, несмотря ни на что, она просто побудет его, а он ее. Как в старые добрые времена. А завтра…

    …А завтра будет завтра.

    – Представляешь, я тоже стреляла в дроидов на первом испытании… – Он почувствовал, как из груди Леи раздался смех, предвестник нервной истерики. Той истерики, с которой из человека выходит все скопившееся внутри черное и негативное, которую сильные люди могут позволить себе только в присутствии самых близких людей. – И Алисия. И Фрейя с Изабеллой, когда проходили свой краткий курс. И даже Эдуардо. Правда, ноги никто из нас не подворачивал, а Бэль вообще садила с десятка метров навскидку, как заправский снайпер, не целясь. Но стреляли все.

    Он плотнее притянул ее к себе.

    – У вас это семейное…

    Сергей Анатольевич Кусков Телохранитель ее величества: Точка невозврата

    Золотая планета – 4

    Аннотация

    Корпус королевских телохранителей. Таинственная цитадель амазонок ее величества, овеянная множеством мифов и легенд, большинство из которых оказываются ложными или не дотягивающими до уровня, какой придается им «за воротами». И что делать Хуану теперь, когда он узнал главный секрет этой организации – невероятное вечное одиночество?

    Да и нужна ли ему такая лестница в небо, если дойдя до самой ее вершины ты вдруг осознаешь себя слабым и невероятно беспомощным? Несмотря на всю имеющуюся в руках власть, подчиняющиеся тебе войска и государственные институты? А главной платой станет полный отказ от каких бы то ни было норм морали и принципов – ибо иначе там просто не выжить? Готов ли он к этой битве – ибо остаться прежним, не потерять себя, больше не получится?

    Сергей КусковТелохранитель ее величества: Точка невозврата

    ЧАСТЬ I. АНГЕЛОК

    Глава 1. Дочери единорога

    Октябрь 2447 г., Венера, Альфа

    «…Она была красива!..»

    Не так. Притянуто за уши, мало красок.

    "…Она была божественно красива!.."

    Снова мимо. Как же передать словами, что я чувствовал тогда?

    "…Она была богиней!.."

    Вот, то, что надо!

    …Она была богиней! Высокая, стройная, атлетическая лишь самую малость, что только подчеркивало ее хрупкость. Да, хрупкость, которую не замаскируешь показной накаченностью; складывалось ощущение, что ткни пальцем – и эта сеньорита рассыплется на сотни тысяч маленьких сеньорит!

    …И в то же время мужественность, которой несло от нее за километр. Я чувствовал… Не так, ЗНАЛ, что она слабая и хрупкая, но также знал, что попытайся кто-нибудь сделать ей то, что ей не нравится, отхватит так, что не дайте Древние!

    Она пытается быть сильной. Жизнь потрепала ее, поломала, заставила забыть о слабостях. Крепится, старается изо всех сил, и, учитывая место обитания, у нее получается…

    …Но внутри она – маленькая испуганная девочка, которую, как и всех девочек, нужно приласкать, обогреть и защитить. Несмотря на грозность и внешность истинной валькирии.

    – Очнулся? – ухмыльнулась истинная валькирия в свое отражение в зеркале. При том, что виртуалом вокруг нее не пахло, а зеркало находилось ко мне под таким углом, что меня в нем она точно увидеть не могла.

    Я попытался ответить, но лишь протяжно застонал и закашлялся.

    – Лежи-лежи! – снисходительно усмехнулась валькирия. – Тебя несколько дней на всякой дряни держали, возможны слабость и головокружение. Лучше пока не вставай.

    – Ну, если кино продолжится – с радостью! – отозвался я, кивая на ее вид, чем вызвал на лице своей собеседницы бесстыдную улыбку. Она и не думала прекращать начатое, даже несмотря на мое замечание; наоборот, движения ее приобрели отточенную долгими тренировками плавность и текучесть, и сумасшедший, просто потусторонний эротизм!

    – С пробуждением! – она обернулась. Я почувствовал, как челюсть моя невольно движется к земле. А что вы хотите, мне всего восемнадцать!

    …Ах, да, кажется, я не с того начал. Да, мироощущение, восприятие ее мною – это важно, но я забыл сказать главное. В момент пробуждения эта богиня стояла перед зеркалом и занималась архиважным девчоночьим делом – втирала специальным гребешком в мокрые волосы красную краску для волос. Последние спускались ниже лопаток, и были покрыты идеальным огненным слоем, но девушка акцентировала внимание на пробивающихся черных корнях, и старательно их зачесывала. Кроме тонких прозрачных, ничего не скрывающих трусиков, надетых, видимо, лишь ради гигиены, из одежды на ней ничего не наблюдалось.

    Тело… У нее было обалденное, просто сногсшибательное тело! Как уже сказал, не перекаченное, но и не тощее – самый сок. При том, что росту она была того еще – выше меня на полголовы, если не на голову. Грудь… Грудь девушки – отдельная тема, я такой не видел никогда. В смысле вживую и в обнаженном виде. Большая, красивая, упругая… Бедра…

    Да что я распинаюсь! Бедра, ноги, груди – я уже все сказал, одним словом! БОГИНЯ! И иные комментарии излишни.

    – Привет… – Я все-таки приподнялся, как мальчишка, пялясь на ее грудь. Она весело подмигнула:

    – Меня зовут Паула. Для друзей Огонек. "Чертова дюжина". Судя по тому, что ты здесь – служить нам придется вместе. И сразу, чтоб не было недопониманий: я не собираюсь из-за твоего присутствия менять свои привычки и делать или не делать то, к чему привыкла.

    – Например, красить волосы голышом? – усмехнулся я.

    – И это тоже.

    Я уважительно прицокнул, еще раз отдавая должное роскошной груди.

    – Знаешь, а мне нравятся твои привычки. Даже больше: мне было бы грустно, если бы ты поменяла их ради меня!..

    – Ну вот и славненько! – закончила она, приторно улыбнулась, и довольная акцией, пошла в соседнее помещение, откуда раздался плеск воды.

    – Одевайся! – донеслось оттуда.

    Я скинул одеяло. М-да! Мое тело находилось в точно таком же состоянии, как ее, и даже больше. Из одежды на нем присутствовал лишь коленный фиксатор, надежно стянутый на левой ноге, не дающей той сгибаться. Одежда же была вычищена, выглажена и аккуратно развешана рядом на стуле.

    – Помощь нужна? – вновь раздался голос из ванной. Тактичная, стервочка! Тоже мне, "привычки менять не собираюсь…" Было бы сказано! Поставила мальчика на место, и дала понять, что именно сделала.

    – Нет! – прокричал я и попытался одеться самостоятельно. Фиксатор мешал, да и по телу блуждала общая слабость, но кое-как справился. Попутно осмотрел помещение, в котором меня угораздило очнуться.

    М-да! Снова это "м-да"! Казарму королевских телохранительниц я представлял себе иначе. Ну, не так по– спартански! Помещение представляло собой небольшую спальню, в которой в ряд, аккуратно заправленные, стояли кровати, шесть штук, считая мою. Над каждой из них висел религиозный символ: над второй и пятой – католическое распятие, над сдвинутыми третьей и четвертой – знаки Древних, воскресших божеств, а над шестой – огненное кольцо, символизирующее священный круг жизни на земле. Религия смирения, религия борьбы и религия равнодушия – полный набор. Также возле каждой уютно располагалась небольшая тумбочка, заставленная всякой всячиной, в основном косметикой и парфюмерией, за исключением большой фигуры вставшего на дыбы единорога, являющаяся центром любой композиции, да большие статуэтки Весты, Афины и Афродиты– Венеры возле спаренных кроватей язычниц. И чертой, дополняющей картину, не дающей забыть, где нахожусь, стояли скорострельные винтовки ALR-112, в просторечии именуемые "Жалами", прислоненные к каждой из тумбочек, вне зависимости от религиозного символа.

    То есть, все говорило о том, что моя кровать, первая в этом ряду и ближняя к гермозатвору, была перенесена сюда недавно, как и пустая тумбочка. Естественно, оружия при последней не наблюдалось. Вывод?

    Правильно, меня взяли. И определили на постоянное место жительство во взвод номер тринадцать, "чертову дюжину". И Паула, минимум одна из девчонок теперь уже моего взвода, абсолютно не против такого расклада. Нет, представление с неглиже – случайность, и она испытывала от этого неловкость (что для Венеры странно, вообще-то), которую попыталась скрыть, но фактом, что я буду с ними, она была явно довольна, и произошедшее после пробуждения – именно представление.

    Мысль переместилась на другую девушку, с не таким шикарным бюстом, но тоже с нетривиальным цветом волос, хотя и естественным, тоже когда-то дававшую представление неглиже. Эта мысль заставила собраться и вышвырнуть сопли из головы – не время! Я здесь для другого, и шашни с местными… Не входят в мои планы. Тем более, с теми, с кем придется служить в одном взводе.

    – Все хорошо? Получилось? – В дверном проеме показалась Паула-Огонек. На сей раз она была закутана в банное полотенце, но длину и стройность ее ног оценить я мог.

    – Ты имперка? – я вдруг понял причину тщательно скрываемого смущения.

    Она скривилась.

    – Да. А что такое?

    – Колумбия, Венесуэла?

    Она кивнула.

    – Венесуэла. Как ты догадался?

    – Акцент. – Я довольно усмехнулся. – И кровать у тебя либо вторая, либо пятая.

    Она снова кивнула и указала на предпоследнюю.

    – Пятая. Все-то ты вычислил, умник! А с кроватью где прокол?

    Она промежду прочим скинула полотенце и покрутилась перед одним из навешенных над каждой тумбочкой зеркалом, играя на зрителя. Я оценил игру, как и ее прелести, но на сей раз спокойно, лишь отдавая должное отмерянное ей природой. Фиг тебе, стервочка! Второй раз не выйдет!

    Она поняла, и такой мой подход ей не понравился. Фыркнула, принялась быстро-быстро одеваться, словно за ней гнались.

    – Ты католичка. – Я бегло пожал плечами, отвечая на поставленный вопрос. – Язычество на землях Империи не укоренилось, а церковь Благоденствия…

    Продолжения не требовалось.

    – Молодец, что можно сказать! – воскликнула она, застегивая китель – как-то нереально быстро оделась, глазом не успел моргнуть. – Не зря же тебя к нам взяли! Кстати, – вдруг всполошилась она, видя, что я пытаюсь подняться, – вставать тебе нельзя! Ну, на левую ногу опираться – точно. Только на правую. Тебе на колене какую-то сложнейшую операцию сделали, почти сутки в операционной держали.

    – Какую операцию? – Все, что я помнил, так это боль в ноге.

    – Сложнейшую, – "уточнила" она. Ну, спасибо за разъяснения! – Это приказ Мишель – на ногу не вставать. Надеюсь, ты в курсе, что с приказами у нас строго?

    Я как-то об этом догадывался.

    – Я уже сообщила, что ты очнулся, сейчас тебе принесут костыли, не торопись.

    – Ты одна здесь?

    Она кивнула.

    – Девчонки в столовой. А с тобой тут дежурим по очереди – вдруг очнешься. Вот, очнулся… – снова отчего-то засмущалась она.

    – И давно тут лежу?

    – Три дня. Плюс, сутки был в операционной. Итого ты здесь почти пять дней. Не переживай, твоя мама в курсе – ее просветили. Нет, увидеть ее нельзя, у нее нет пропуска. Да, как только тебя увидит ее величество, тебя отпустят. Да, прилетает, буквально сегодня, через несколько часов – у нас объявлена "желтая" тревога. Еще есть вопросы?

    Я раскрыл рот, но вдруг понял, что на все, что хотел спросить, она ответила.

    – Кстати, как ты испытание проходил… – загорелись вдруг ее глаза – …Это что-то! Эта запись сразу же бестселлером стала! Все девчонки ее не по одному разу просмотрели! А то, как ты винтовку сломал… Вообще класс! Расскажешь, как это сделал?

    Я пожал плечами. В голове царил сумбур, я и сам не до конца помнил, что там было к чему.

    – Вообще-то, во время боевых операций играть музыку и любые другие посторонние звуки по внутренней системе связи нельзя, – продолжила она назидающим тоном. – Но наставницы отчего-то говорят, что это нормально. "Регулирование с помощью звука". Чего регулирование?

    Я опустил голову. Начинать разговор о способностях берсерка, и о том, как вызывал их с помощью музыки древности, не хотелось. Будет время и для этого, но не сейчас.

    – Кстати, клевые мелодии! Не поверишь, тут в санчасти кто-то твой браслет распотрошил (я косо глянул на сиротливо лежащий в сторонке на стуле браслет), и все девчонки эти вещи который день слушают. На цитаты разобрали! Надеюсь, ты не против?

    Как будто если б я был против, что-то изменилось бы!

    – Где ты такую прелесть нашел, и в таком количестве?

    Я вымученно пожал плечами.

    – В сетях скачал.

    Кажется, мне начал надоедать ее щебет. Лучше б уж совращать пыталась!

    – А вот и начальство! – Высшие силы вновь услышали молитвы их скромного покорного слуги…

    Разговор был прерван шипением гермозатвора. Я обернулся вслед за Паулой – на пороге стояла невысокая (по сравнению с Паулой, конечно) девчушка лет двадцати – двадцати двух с густыми не длинными (и до плеч не доставали) темно– каштановыми волосами и огромными карими глазами. В ней угадывалась не-латинос, хотя на славянку она похожа не была, как и на североевропейку или гринго. В руке девчушка держала стандартные пластиковые костыли, которые можно найти в любой аптеке, и улыбалась.

    – Привет!

    Я не сразу, но узнал ее. "Сеньор, где здесь магазин со снарягой?". Это она шла тогда мне навстречу, это из-за ее недвусмысленной улыбочки я чуть не извелся перед встречей с наемным убийцей. Так вот оно что! Все резко встало на свои места. Особенно то, почему я оказался именно здесь.

    – Привет… – потухшим голосом выдавил я и тяжко вздохнул.

    – Что так грустно? – еще шире расплылась она в улыбке, догадываясь, что творится у меня на душе.

    – А тебе б было весело, если б ты случайно узнала, что все ключевые моменты твоей жизни последнего времени тебя активно вела некая могущественная организация? А некоторые даже специально подстраивала?

    Она беззаботно пожала плечами – ее такие сложности заботили мало.

    – Мы спасли тебя тогда. Если бы не мы, он бы тебя грохнул. Что тут не так?

    – Но если бы не вы, не одна из вас, меня бы вообще не заказали!

    Она вновь пожала плечами – в такие дебри, видать, залезать не привыкла. Я тут же сравнил ее с винтовкой, красивой быстрой скорострельной винтовкой, способной поразить любую цель, но полностью зависящей от воли стреляющего. Прикажут стрелять туда – выстрелит туда. Прикажут сюда – выстрелит сюда. И моральные аспекты, а тем более глубокие подтексты приказов ей до фонаря кабины истребителя. Завидую таким людям!

    – Меня зовут Кассандра, – девчонка подошла и протянула руку. – Я комвзвода "чертовой дюжины". Добро пожаловать!

    И вновь улыбка. На такое простодушие я не мог не ответить. Пришлось отправить в космос все свои негативные мысли по отношению к некоторым местным офицерам. Служить бок о бок придется с нею, с этой "винтовкой", и такие персонажи, как Катарина, Мишель или сеньора Гарсия находятся над ними, как небо над землей.

    – Хуан. – Я пожал протянутую руку. – Просто Хуан.

    – Слушай, – осенило вдруг меня. – Огонек, Кассандра… Это, как я понимаю, прозвища?

    Вопрос относился к разряду риторических.

    – Тогда, получается, мне тоже придется придумывать прозвище? Или у вас их как-то назначают?

    Кассандра вздохнула, поставила костыли передо мной и села на соседнюю кровать.

    – Вообще-то оперативные позывные. Прозвища у собак. Это так, к слову. И да, их придумывают сами, для этого дается время. Но зачастую к кому-то что-то цепляется, само, и цепляется намертво. В общем, это многогранный процесс, – смутилась она. – Обычно он на откупе у самих девчонок, но иногда их назначают.

    – Но у тебя позывной уже есть, – перебила Паула. – Сложился сам, спонтанно. Шансов, что тебе дадут другое, почти нет.

    Я застыл с отвиснутой челюстью:

    – Прикольно! И что за… позывной такой, если не секрет?

    Они с Паулой переглянулись. Я настроился на самое худшее, не представляя, что это может быть.

    – Ангелито. Ангелок. Маленький ангел.

    Комнату потряс взрыв смеха. Вот это номер! Нет, честно, кому из высших сил ставить свечки? Кому молитвы возносить, благодарственные? Что юмор у них, у этих сил, хотя бы не черный?

    Девчонки вновь переглянулись, пытаясь понять мою реакцию – понравилось мне прозвище, или наоборот. Досмеявшись, я успокаивающе кивнул им:

    – Все, нормально. Хорошее прозвище. Могло быть и хуже.

    Из груди Кассандры вырвался облегченный вздох. Паула-Огонек же ядовито прокомментировала:

    – Это точно! Могло быть и хуже! Знаешь, например, какое у нашей Мишель прозвище? Не официальное, а местное, для своих?

    Кассандра зыркнула на нее, но та ее проигнорировала.

    – Мутант. За белые волосы и кожу. И никакими бумагами и приказами это не исправить – Мутант – она и есть Мутант. Так что тебе, действительно, повезло…

    Да, повезло. Позже я повстречал множество действительно оскорбительных и обидных прозвищ, из тех, что со знаком "минус", владелицы которых никуда не могли от них деться до самой смерти. Так что юмор у богов все-таки белый.

    – Есть хочешь? – перешла к насущному Кассандра. Своевременный вопрос! Сразу после его озвучивания я вдруг ощутил зверский пятидневный голод. – Пойдем!

    Она подскочила ко мне. С ее помощью я поднялся. Она еще раз напомнила о приказе Мишель (фу ты, блин, не отстанет теперь это "Мутант"!) не наступать на поврежденную ногу. Но добавила, что это для моего же блага – в следующий раз мое колено врачам будет не спасти. Примерно месяц мне нельзя давать на него активные нагрузки, а затем медленно увеличивать их, разрабатывать, как это делают спортсмены, постепенно приводя в форму. Паула тоже пыталась помочь, но это было слишком – такого участливого внимания со стороны слабого пола я не перенесу.

    – Расскажи вообще, как тут что? – попросил я, когда мы вышли в коридор. Чувствовал я себя преотвратно. Костыли… Это что-то, хочу вам сказать. ТАК беспомощно я себя еще никогда не чувствовал, в особенности в окружении юных прелестных теоретически слабых созданий.

    – Что конкретно тебя интересует?

    – Ну… Как вообще здесь относятся… К моему появлению. Предстоящему… – я косо бросил взгляд на костыль.

    Она заметила иронию, усмехнулась.

    – По-разному. Но все в возбуждении. Ну, "зелень" – понятно, они дикие, им от одной только новости, что какого-то мальчика брать хотят, крышу всем снесло. Особенно "пятнашке"… – Многозначительный косой взгляд. – Но более старшие тоже в неадеквате. Хотя им-то чего? Но нет, тоже языки пораспускали, ждут…

    И глядя на мое недоуменное лицо, зашла с другого конца:

    – Ты знаешь, что такое "зелень"?

    Я отрицательно покачал головой.

    – Это те, кто принял присягу, но еще не стал ангелом. Девочки с пятнадцати до восемнадцати, их не выпускают в город, усиленно тренируют после Полигона, потому они и дикие. Они мальчиков вообще не видят. Только в сетях.

    Я удивленно раскрыл рот:

    – Но зачем так? Это же жестоко! И они потом…

    – …Напьются, устроят дебош, с кем-то подерутся, затем организуют повальную оргию. Ну, после посвящения, когда их выпустят. В общем, к мальчикам они привыкнут быстро, просто поверь. Но не как к всесильным самцам, а…

    Она сбилась. И правильно сделала – мой взгляд ясно обозначил, что феминизм и женский шовинизм я не приветствую.

    – Короче, "зелень" прав не имеет, – перескочила Кассандра скользкую тему. – Поэтому не реагируй. Они будут шарахаться, пялиться, делать какие-то неадекватные вещи… Это нормально. Первое время рядом с тобой всегда будет кто-то из нас – во избежание, но как говорится…

    Я кивнул, вспоминая последний разговор с Катариной. Значит, все-таки решили дать нормальный взвод, с правом голоса и выхода "наружу", за пределы дворца. Способный защитить меня. Девчонки, обе, кого я видел, старше меня (хотя внешне это не заметно), и кое-какой вес у них есть. Разумно!

    – Но бОльшая проблема – прошедшие посвящение, – со вздохом продолжила Кассандра.

    – Ангелы?

    – Да. Ведь даже "зелень" и та прошла Полигон. Ты же у нас будешь котироваться на уровне с "малышней". А "малышня" это… Это несерьезно, – закончила она.

    – Неуставщина? – понял я, вспоминая занятия в предыдущие свои посещения этого здания.

    – Да. На самом деле этого нет, юридически, но практически эта система нужна для воспитания подчинения. Для преемственности иерархии. "Мелочь" – никто. "Зелень" прав не имеет. Ангелы имеют право голоса. Хранители – это… Хранители. А элита… Это элита. "Старые девы". Те, кто завершает контракт. На самом деле ничего тут эдакого нет, просто младшие выполняют всю хозяйственную работу и… Иногда бегают по поручениям старших, никакого особого прессинга или мордобоя.

    – Но в моем случае ты не уверена, что кто-то из старших не захочет поставить меня на место, – окончил я ее мысль.

    Девушка кивнула.

    – Я ж говорю, все не так просто. И мы не сможем все время находиться рядом, хотя и наше присутствие не гарант твоей безопасности.

    – Почему ж так, Кассандра? – усмехнулся я. – Откуда такая дискриминация? Результат вашего антимужского воспитания "зелени"?

    Она задумалась и покачала головой.

    – Наверное, нет. Они уже все были в боях, видели, как льется кровь, а ты…

    Продолжения не требовалось.

    – В общем, тебе нужно как можно скорее принять присягу. После этого никто не посмеет тронуть тебя. Тогда за тебя смогут вступиться офицеры. Да и сами девчонки… Мы не трогаем тех, кто ровня. Это тоже неписаное правило.

    Я в очередной раз вздохнул – что-то подобное и предполагал.

    Столовая мне понравилась. Сейчас, когда она представляла собой не пустое помещение, заставленное столами, а кишащий и бурлящий муравейник, сродни нашей школьной столовой. За тем исключением, что в глазах рябило от белого цвета ангельской формы, лишь изредка разбавленного серым трико младших, той самой "зелени". Естественно, мы, точнее я и мои костыли, стали центром всеобщего внимания. Однако постепенно то ли я привыкал, то ли само внимание исходило на нет, но я перестал замечать его. Кассандра, как уже поевшая, принесла мне, увечному, всякой разной еды на подносе, села напротив и принялась красочно описывать будни и ожидающие меня испытания. В первую очередь испытания психологические. Оказывается, Катарина провела с ними, с их взводом, относительно меня целую беседу, и они будут старательно исполнять каждый пункт того разговора. Еще оказывается, взвод – действительно семья, и заботится обо мне будут они, а не вышестоящее руководство. В "заботится" входит также и обучение, практическая его часть. Они будут заниматься со мной по очереди, отрабатывая мои навыки, как будто я один из них, неуспевающий. Зачет здесь "по последнему", и пока я не подтянусь, на "чертовой дюжине" будет стоять большой жирный крест, как на перспективном взводе. Что это может занять пару лет – начальству совершенно наплевать.

    – Так и сказала: "Пока не подтяните его – никаких боевых операций". А это, Хуан, значит, никаких льгот и повышенного жалования, – потянула она, и я, давясь едой, понял, что попал. Девчонки теперь с меня живого не слезут. Ох, бедная моя коленка!..

    – Ну а вы? Наверное, клянете меня, на чем свет стоит?

    Ее глаза озорно блеснули:

    – Наоборот! Мы "за"!

    – А где логика?

    – Логика?

    – Да, логика. И повышенное жалование.

    – Что с того повышенного жалования? – Ее лицо расплылось в хитрой улыбке. – Не забывай, взвод – монолит. И если мы будем готовить тебя, то и дальше служить будем вместе. А я не думаю, что тебя взяли ради скучной и неинтересной службы. Что-то будет; тебя выучат и куда-то отправят, а мы будем рядом, будем поддерживать. У нас необычный взвод, мы все из разных подразделений, солянка, с разными талантами, и использовать нас, как обычный, нецелесообразно. Для этого есть несколько сотен других, обычных бойцов. Но вот как они хотят тебя использовать… – Кассандра покачала головой.

    Я также не знал ответа и был готов многое отдать за него.

    "Чертова дюжина" – солянка. Мозг выделил эту информацию, как главную. Их собрали задолго до меня, готовя к чему-то. "С разными талантами". Эти слова запали в душу особо. Но спрашивать пока ничего не стал – всему свое время.

    На основании этого меня также направили к ним, со всеми вытекающими. Какие выводы?

    А никаких. Пока слишком мало информации. Но однозначно, слова Катарины, что она не знает, куда меня сунут – блеф. Все она прекрасно знала, уже тогда. Потому именно эти девочки занимались прикрытием меня от возможных агрессивных действий camarrado Музафарова, пусть земля ему будет пухом. Чтоб познакомились.

    Кстати, про саму ту операцию ей было почти нечего сказать – обычная операция, легкая. Объект охоты, как и ожидалось, заметил их и испугался, не сделав того, что хотел, а последовавшая затем охота ограничилась двумя ближайшими кварталами. Брать его приказа не было – тот должен был уйти. "В руки дона Кампоса" – добавил про себя я.

    В магазине были не они. Кроме одной из них, выдернутой для операции специально, за несколько дней до этого (я при этих словах закашлялся, поняв, кому принадлежит кровать со Священным Кругом в их каюте). Дежурства у них в тот день не было, они сами ждали, что их возьмут, но начальство решило, что их взвод засветился достаточно, и оставило в казармах. Маркиза же – снайпер, ее в операции с наемным убийцей я видеть не мог, потому ей единственной дали зеленый свет. Это всё, что она смогла мне поведать относительно акций Лока Идальги, больше информацией она не владела.

    Немного насытившись, я задумался. Что мы имеем в итоге, относительно взвода? Из пяти человек я уже знаю троих, и всех троих могу оценить, как девчонок положительных, не сравнимых с той же черненькой Оливией. Не думаю, что оставшиеся будут выбиваться из этой закономерности – обычно в тесном коллективе люди подстраивают друг друга под себя, а куда коллектив теснее? Так что можно констатировать на девяносто процентов: мне повезло.

    Назад к карточке книги "Золотая планета. Тетралогия (СИ)"

    itexts.net